Интервью: Солнце, вот он я

О книге

Буковски - хлесткая пощечина онанирующим постмодернистам нашего сегодня.

Великий и ужасный Хэнк, он же Чарльз Буковски, не устает в нескольких десятках интервью, записанных с 1963 по 1993 годы, убеждать всех, что он:

1) сам по себе, 2) плевал на остальных писателей, 3) человек-кремень, 4) с яйцами, как пушечные ядра, 5) в Америке чужой, а в Европе свой, 6) никогда не бомжевал — лишь ходил по краю. Хэнк сожалеет, что культура запоев ушла безвозвратно, а ей на смену пришла культура наркотиков. И теперь человек уходит на дно без надежды вернуться. Что любовь, счастье, семья, женщины, алкоголь — все это недолговечно и преходяще. А еще Буковски — хлесткая пощечина онанирующим постмодернистам нашего сегодня: «Ей, мужик, ты зачем все это наворачиваешь?! Я не понимаю тебя ни х…я. Если у тебя есть что сказать, ты скажи просто».