Soap & Skin (Австрия)

О событии

Утонченная готика от двадцатилетней австрийки Ани Плашг.

Двадцатилетняя австрийка Аня Плашг, научившись играть на пианино и писать музыку на компьютере, решила называться Soap and Skin — «Мыло и кожа».

Редко когда название группы или псевдоним какого-нибудь артиста с такой точностью соответствует настроению его музыки. Дело, конечно, не в том, что мыло-де сушит кожу. Просто ее нежнейшая, журчащая музыка полна каким-то невыразимым экзистенциальным ужасом, который сквозит из-под каждой ноты, словно воплощенное в звук чувство намыленной веревки на шее. У стен есть уши, у потолка — клыки, у дверей — когти — весь этот кафкианский страх перед нездоровой магией хищных вещей века пропевается то манерой Бьорк, то таким тоном, будто Аня всерьез пытается занять место веселеньких электро-поп-певиц типа Bat for Lashes. От этого, в общем-то, даже еще страшнее.

Подытоживая вышесказанное, это настоящая готика, несмотря на то, что родовых признаков жанра в музыке Ани Плашг не найти. Еще меньше у современных готов надрыва, боли и красивого упоения всем этим, а у австрийки — с лихвой.

Неудивительно, что Аня — одна из главных звезд своей страны, неизбалованной поп-музыкальными талантами. Но и звезда своеобразная — она разогревает венские концерты Марианны Фейтфул и Патти Cмит и играет в Театре Нико героиновую музу Моррисона, Рида и Игги Попа. Упустить такую девушку любителям европейских редкостей не рекомендуется.

Спецпроект

Загружается, подождите ...