"Индустриальные археологи" Бернд и Хилла Бехер

О событии

Работы фотографов, получивших приз Венецианской биеннале «за скульптуру».

Берндт Бехер (1931—2007) и Хилла Бехер (1934) встретились в художественной академии Дюссельдорфа в 1957-м, начали вместе фотографировать исчезающую индустриальную архитектуру в 1959-м, поженились спустя еще два года, в 1961-м, и навсегда остались верны друг другу и своему бесконечному проекту.

Вслед за великим Зандером, коллекционировавшим человеческие типы, они не просто фотографировали — исследовали, анализировали, собирали коллекцию. Архивисты, археологи, культурологи в двух лицах обработали немыслимое число складов, силосных и водонапорных башен, газовых цистерн и прочих заброшенных, никому уже не нужных, стремительно уходящих в прошлое инженерных сооружений. Соединяя подобное с подобным, выстраивая типологические ряды, они фиксировали большеформатной камерой схожие объекты с одинаковых точек зрения, игнорируя атмосферные, световые эффекты и прочие обстоятельства.

И хотя первые результаты своей работы Бехеры показали в родной Германии, слава пришла к ним из Америки — там впервые была опубликована в 1970-м их книга «Анонимные скульптуры». Скульптура стала ключевым словом — в том числе и из-за того, что трудно было сформулировать, чем же они занимаются, а интересовавшие Бехеров объекты на архитектуру не тянули. Эстетическую ценность они обрели с помощью фотографии. Ясные, большие, сделанные холодно и объективно черно-белые портреты открыли миру красоту величественных динозавров промышленной революции.

Бехеры нарасхват — их причисляют и к концептуальному искусству, и к минимализму. Увенчанные множеством премий художники скромно настаивали на звании продолжателей фотографической традиции «Новой объективности». Объективности у них было с избытком, но все же недостаточно, чтобы публика не увидела вдруг красоту удивительных структур, не почувствовала горечь утраты, выяснив, что буквально у нее на глазах отмирал целый мир технологических чудовищ: башни и шахты были закрыты, дробилки не действовали, склады и цистерны пусты. Большая часть того, что они зафиксировали для вечности, давно уже не существует.

Но Бехеры еще долго будут живее всех живых — они создали не только личный проект, но и целую фотографическую школу, в которой взошли звезды Томаса Руфа, Андреаса Гурски, Кандиды Хефер. Работы некоторых их учеников в Москву уже привозили, а учителя как-то подзадержались. И все равно долгожданный в России проект выглядит здесь парадоксально — это у них все эти красоты сохранились лишь на фотографиях, памятниками, а у нас их современники отлично действуют, стоит отъехать подальше от Москвы.