Хуан-Тигр. Лекарь своей чести

О книге

Для испанцев этот роман Переса де Айалы — культовый, в его честь у них названа даже одна из литературных премий. Культовый, впрочем, как и многие другие произведения, вышедшие из-под пера авторов «Поколения 98 года», к которому принадлежит и сам де Айала.

Под «98-м» здесь подразумевается 1898 год, беспросветно черный в истории Испании, которая лишилась тогда последних колоний — Кубы и Филиппин. Осознание себя «колоссом на глиняных ногах» тяжело дается потомкам конкистадоров. Поиски своей Испании, ее места в истории, в настоящем и будущем составляют предмет беспокойства целого поколения иберийских писателей начала ХХ века, стремящихся определить: что такое истинно испанский характер?

В самом общем представлении, «настоящий испанец» — это либо Дон Кихот, либо Дон Жуан. Донкихотство, правда, принято считать, скорее, редкой аномалией, а вот проделки ловеласа кажутся вполне жизненными. Насколько типичен этот персонаж для испанской действительности? Выяснению этого вопроса «Поколение 98 года» уделило немало времени и внимания. А Перес де Айала решил для себя проблему, вполне однозначно расставив акценты «хорошо» и «плохо».

В романе «Хуан-Тигр» предлагается выбрать настоящего «испанского мачо» из нескольких героев. Один из них — типичный Дон Жуан — авантюрист, безоглядно насаждающий свободную любовь; другой — Отелло, который задушит из ревности и сам потом с тоски удавится; и, наконец, третий — мудрый, всепрощающий и всепонимающий не мальчик, но муж. На протяжении почти 400 страниц Перес де Айала делает выбор в пользу последнего варианта, который кажется нам сейчас вполне очевидным, но в то время ломал устоявшиеся в испанском обществе стереотипы.

Треугольник «любовьчестьсмерть» прорисован в книге четче некуда. Хотя для тривиального любовного романа многовато философствований. А с точки зрения читателя, привыкшего к ясности, пожалуй, наблюдается некоторый избыток деталей далекой жизни. Впрочем, тот, кто хоть немного интересовался Испанией, все поймет.