Москва
Москва
Петербург

Детская книга

u u u u u Мнение редакции
Автор:

Акунин вернулся. Акунин наступает. Промолчав прошлый сезон, популярный сочинитель, похоже, теперь твердо вознамерился стать «нашим всем» — и не в горних высях Большой литературы, оборони Господь (да и кто ее знает, что это за птица такая — Большая литература), а в густонаселенной плодородной долине интертейнмента, то есть качественного развлечения.

Для этого он выступил в лучших традициях своего героя Эраста Фандорина — по пунктам. «Кладбищенские истории», которые Акунин, на манер танцующего с самим собой мима, написал «в соавторстве» с Григорием Чхартишвили, — это раз. Фильм «Турецкий гамбит», для которого Акунин собственноручно написал сценарий, — это два. И наконец, стартовавший в феврале проект «Жанры» — это увесистое три.

В «Жанрах» трудолюбивый и образованный автор вознамерился, как предуведомляют издатели, создать «инсектариум (это ученое слово значит собрание насекомых) жанровой литературы„. Идея не нова: ведь и „фандоринский“ проект тоже в свое время затевался как серия детективов разных типов: герметического, шпионского (именно таким является „Гамбит“) и т. д. Но на сей раз Борис Акунин замахивается куда шире. Он хочет объять все существующие жанры: от беспроигрышных детской литературы и фантастики до услады телепродюсеров — семейной саги и даже до советского монстра — производственного романа.

Впрочем, знакомство с первым же экспонатом акунинской энтомологической коллекции показывает, что не все так просто. Во-первых, название. Вы когда-нибудь видели, чтобы детская книга называлась „Детская книга“? Так что перед нами скорее деконструкция жанра или, попросту говоря, стилизация: книга, написанная как бы для детей — простым языком, без всяких детективных недосказанностей и сюжетных обманок, — но которую с удовольствием прочтут взрослые. Да еще и полюбуются на яркие „детгизовские“ картинки.

Во-вторых, сам сюжет. Его движущая пружина — не что иное, как Райское яблоко — то самое, что привело к Грехопадению. В трактовке Акунина это Яблоко физически представляет собой 64-каратный розоватый алмаз, а метафизически — квинтэссенцию Мирового Зла. Когда Яблоко попало к людям, тогда-то и началась мировая история. В 33 году в Иерусалиме ценой известной искупительной жертвы его удалось „запечатать“, и на тысячу лет войн, эпидемий, насилия на Земле резко убавилось (будем считать это смелое утверждение художественным преувеличением автора). Но во время первого крестового похода рыцарь Тео фон Торн раскопал Яблоко (и заодно, мимоходом, — настоящий Крест), и все понеслось по новой.

Найти и обезопасить окаянное Яблоко раздора должен Эраст Фандорин — московский шестиклассник, правнук Эраста Петровича и прямой потомок не в меру находчивого Тео. Причем найти не в настоящем, а в прошлом — в 1914 году, в 1606-м и даже в некоем антиутопическом “20 мая без года„, куда он попадает благодаря хронодырам, которыми, естественно, испещрена Москва.

Так что „Детская книга“ — это и мистика (причем явно манихейского толка), и фантастика, и детектив. Но главное — исторический роман. Акунин, как всегда, чрезвычайно бережен и к московской географии, и к историческим персоналиям — по книге вполне можно понять наконец, с чего и из-за чего началось Смутное время. Но, кроме того, он не отказывает себе в излюбленном удовольствии — пошевеливать фигой в кармане. “Самодержавие по-своему тоже неплохо. Если самодержец правильный», — рассуждает у него Лжедмитрий, в силу некоторых обстоятельств убежденный республиканец и атеист. Но даже обаятельному и неглупому Лжедмитрию не удается преодолеть извечную косность московитов. Почему? А потому, подсказывает Акунин громким шепотом, что не понимает: путь к справедливости лежит только через демократию и рыночную экономику. А совсем не через хронодыры.

5 октября 2005,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация