10 и ¾

О книге

Поручить повествование 11-летнему мальчику — прекрасный способ добиться остранения, то есть свежего, непредвзятого взгляда на мир и его нелепости. Писатели давно это знают и охотно используют. Взять хоть Марка Твена с его Геком Финном. Или Сью Таунсенд с ее Адрианом Моулом. Не говоря уже про Шолом-Алейхема с его мальчиком Мотлом, который спокойно может заявить: «Мне хорошо, я сирота». Его все жалеют и ласкают, а у читателей смех мешается со слезами.

У Фредерика Фалькоцци, малолетнего повествователя из произведения Фреда Паронуцци (вам не кажется такое созвучие имен неслучайным?), проблем, конечно, поменьше, чем у осиротевшего мальчика из нищего еврейского местечка, но тоже хватает. Его семья живет в маленьком французском промышленном городке при сталелитейном заводе. В многоквартирном доме полно эмигрантов из третьего мира, да и сам Фредерик — внук итальянского беженца, о чем ему не забывает напомнить сварливая консьержка. Мало того — ему предстоит малоприятная операция, потому что у него, оказывается, яички до сих пор не опустились в мошонку.

Словом, автору есть к чему применить остранение. Но все проблемы современной Франции поданы настолько мягко, настолько благостно! Прибывший из Африки сосед Фредерика месье Китонунца вдумчиво, в полном соответствии с герменевтическим методом Сократа учит мальчика читать стихи, а его приятель Азиз — лучший в классе по математике, потому что у арабов алгебра в крови. Операция у Фредерика проходит успешно, все друзья его поддерживают, и никто не позволяет себе дурацких шуток.

Может быть, перед нами детская книжка, цель которой — научить толерантности? Задача благая, но тогда зачем же в ней так старательно подчеркиваются проблемы далекого (для мальчика) прошлого, мешающие французским детям стать друзьями по переписке с их немецкими сверстниками? И зачем нужны многочисленные сексуальные намеки? Странное какое-то у Фреда Паронуцци получается остранение.