Удар кинжалом. Пока без названия

О спектакле

Современный танец московско-костромского дуэта напомнит и о "Рабочем и колхознице", и о летящих шагаловских влюбленных.

В киноархивах хранится короткая старинная пленка: студенты Всеволода Мейерхольда выполняют биомеханические этюды.

Учебные упражнения, призванные подготовить нового актера, — редкая запись, немногое оставшееся от ликвидированного в 1940-м великого режиссера. На серой дребезжащей пленке, в которую надо вглядываться, всерьез напрягая глаза, есть и этюд «Удар кинжалом» — мужчина вытаскивает невидимый нож из-за пояса, замахивается и бьет женщину. Та падает; приподняв труп, преступник уволакивает его на себе. Все это занимает меньше минуты. Предельная концентрация движения, максимум выразительности при минимуме пластического шума — вот что интересовало Мейерхольда.

В наше время из этого сверхконцентрата, из этой гранулы пластики Анна Абалихина и Иван Естегнеев сделали двадцатиминутный спектакль, что впервые показывают на этой неделе в «Актовом зале». Когда повторят и повторят ли — неизвестно, потому что проект этот междугородний — Абалихина москвичка, а Естегнеев из Костромы. Несколько лет назад петербуржский выпускник потряс тихий приволжский город, впервые показав там, что такое контемпорари (до того местные жители искренне считали, что современный танец — это ансамбль «Тодес»). Сейчас на ежегодные международные фестивали Diversia набивается полный зал костромского драматического театра и народ квалифицированно обсуждает техники, в которых работают заезжие гости. Премьерой прошлой «Диверсии» (никакого терроризма — в названии сплетены слова «диалог» и «версия») и стал «Удар кинжалом».

Абалихина и Естегнеев рассказывали, что дуэт возник в ночном поезде Кострома — Москва. Он идет шесть часов, засыпать смысла нет, встать в пять утра — удовольствие сомнительное, и в темном душном вагоне мерещатся угрожающие тени. Так и возникла эта напряженная и экспрессивная история.

Скульптурность пластики, мгновенная фиксация поз — московско-костромской дуэт напомнит и о «Рабочем и колхознице», и о летящих шагаловских влюбленных. Из состояния в состояние нет переходов, никаких «психологических оправданий» — лишь максимально выразительная демонстрация картинки. Мужчина утыкается лбом в колени женщины. Двое практически летят в безумном порыве (оставаясь твердо стоять на земле, это вам не «Лебединое озеро»). Готовность убить и готовность умереть у героев, образцовая техническая подготовка артистов — все сделано на том уровне, что и Мейерхольд бы оценил. Не случайно в программу того же вечера «Актовый зал» ставит и «М23», уравновешенный лирический дуэт Александры Конниковой и Альберта Альберта — зрителям все же надо дать отдышаться.