Фантастика

О книге

"Фантастика" - последний на сегодня роман нового акунинского проекта "Жанры". Фантастическое допущение здесь заключается в следующем. Два главных героя - десятиклассник элитной московской школы Роберт Дарновский и его ровесник, подмосковный пэтэушник Сергей Дронов, - чудом выжив в мае 1980 года при аварии автобуса, обнаруживают у себя сверхъестественные качества. Роберт - умение читать мысли, а Сергей - способность "ускоряться" (обычная минута проходит для него как для нас - пять). К 1991 году, когда разворачивается основное действие, герои успевают распорядиться "даром случайным" согласно своим наклонностям. Роберт делает стремительную карьеру советского международника (которая, правда, начинает "скукоживаться" вместе с СССР). Сергей сначала попадает в бандиты, но быстро становится выдающимся спринтером, потом двигает в земельный бизнес - благо у него есть и громкое имя, и связи, да и как "решать вопросы", он тоже не забыл. Так что он на подъеме: особняк, джип, все дела.

К началу августовского путча оба героя вынуждены сообща вступить в схватку с КГБ. А дальше выясняется, что и путч, и перестройка, и даже международная разрядка - результат деятельности инопланетян, направленной на порабощение Земли под видом внедрения благ цивилизации. И героям предстоит решать, на чьей они стороне.

"Фантастика" - первое из больших акунинских произведений, в котором нет ни одного потомка крестоносца Тео фон Дорна (принадлежность Дарновского к славному роду сомнительна и никак не оговаривается). Правда, у Акунина уже была книга без Фандорина помимо пелагиевской серии - сборник памфлетов "Сказки для идиотов". И вот с этими-то сатирико-фантастическими сказками родство "Фантастики" несомненно. Там, в частности, главный московский скульптор объявлялся инопланетным эмиссаром, застраивающим Москву уродливыми истуканами (на самом деле, конечно, принимающими антеннами) исключительно с благой целью - спасти Землю от приближающейся катастрофы.

Но, разросшись до целого романа, остроумная шутка стала выглядеть чрезвычайно двусмысленно. Теория инопланетного заговора излагается вроде бы на полном серьезе, но - от лица кагэбэшника. Акунин намекает, что можно относиться к ней и как к паранойе спецслужб, думающих лишь об удержании власти. Точки над "i" так до конца и остаются не расставленными. Видимо, это входило в задачу автора: каждый, как и герои романа, должен расставить их сам.