Токийская невеста
Time Out

О книге

Беллетризованная автобиография. История вполне счастливой любви 21-летней Амели, вернувшейся в Японию, и 20-летнего парня Ринри.

Все многочисленные мини-романы Нотомб замешаны на желчном юморе и гротескной чернухе.

Там, где сюжет выдуман, — меньше юмора и больше чернухи; там, где он явно автобиографичен, — наоборот. «Токийская невеста» — как раз из числа последних. Но даже с учетом этого он необычно светел для «готической принцессы французской литературы»; по ее собственному признанию, — «редкий случай, чтобы я написала историю, где никто не хочет никого убить».

Что, впрочем, и не удивительно, ведь перед нами — история любви. И любви вполне счастливой. 21-летняя Амели возвращается в Японию, где она, дочь дипломата, родилась и жила до пяти лет. И 20-летний Ринри немедленно обрушивает на юную (и чудаковатую) европейку «слова любви высотой с небоскреб». А она? «Всегда радовалась, когда его видела. Когда он уходил, по нему не скучала».

Как видим, это не любовь до гроба. Но не менее важно, что это история любви к языкам: японскому для нее и французскому для него. «Приятно изучать чужой язык посредством глаз и губок милой», — заметил еще Байрон, и герои книги вкусили этого удовольствия сполна. Так, Амели подсовывает своему милому знаменитый (своей непонятностью) эротический роман «Хиросима, любовь моя» и добавляет: «Потом, в номере, у меня появился повод произнести множество фраз из книги Дюрас. На сей раз они понравились Ринри куда больше. Я не пожалела сил, самоотверженно потрудившись во славу французской литературы».

Ринри, видимо, трудился не меньше, чтобы приохотить ее, уже не маленькую девочку, а взрослую девушку, к японской культуре. И теперь, двадцать лет спустя, Амели показывает, что была не только щедрым учителем, но и благодарной ученицей.