Прения Живота со Смертью

О спектакле

Спектакль остается простой детской игрой, но по жанру — это поучение. Не мораль, а дружеское увещевание, доброе умоление, подобное наставлениям летописцев. Так обращались образованные древнерусские писатели к своему читателю. Как митрополит Илларион — к своей пастве в “Слове о законе и благодати”, как князь Владимир Мономах в “Завещении” — к своим детям, как автор “Слова Даниила Заточника” — к своему князю. Философ Иван Ильин называл Ремизова “сердца ради юродивым” и “мифа ради юродивым”. Ильин писал: “Он юродивый в пределах культуры — умный, образованный, даровитый художник, со своим значительным, юродивым видением, с самобытным, но юродивым литературным словом”. Словом, это наш автор, потому что умел “жить сердцем”, творя беззаветно и беззапретно, видоизменяя все на свой собственный лад”.