"Огненный ангел" Прокофьев

О спектакле

Материализация демонов в эротическом триллере. "Огненного ангела" поставил в 1991-м режиссер Дэвид Фриман

Мариинский театр приостановил привычную для прошлых сезонов премьерную гонку и переключился с разбрасывания камней на их собирание — возобновление лучших спектаклей, созданных под руководством Валерия Гергиева. В ноябре на сцену вернется один из главных прорывов начала 1990-х — совместная с Ковент-Гарден постановка самой фривольной и мистической оперы Прокофьева «Огненный ангел».

Томный эротический триллер посвящен психически неуравновешенной девушке Ренате, одержимой поисками некоего огненного ангела, очень напоминающего светоносного Люцифера. После спровоцированной Ренатой чудовищной оргии в монастыре инквизиция признает героиню ведьмой и отправляет на костер. Возлюбленный пытается спасти ее — но тщетно. Сюжет, заимствованный Прокофьевым из одноименного готического романа гуру русского символизма Валерия Брюсова, утоплен композитором в конструктивистски жесткой, экспрессивной музыке. Воплощать на сцене мистические экстазы, любовные сцены, пытки инквизиции, чудеса чернокнижников и проделки демонов было доверено режиссеру Дэвиду Фриману. Англичанину удалось самое сложное — совместить страсть к визионерским красотам с концептуальной строгостью режиссерского языка. Однако самой скандальной деталью фримановской постановки стало то, что именно в его спектакле на сцене Мариинского за всю историю театра впервые появились нагие женщины, более того — в образе одержимых монахинь.

Спецпроект

Загружается, подождите ...