Мэрилин Мэнсон

О событии

И смех и грех.

В случае с Мэнсоном афоризм философа Маклюэна «Средство передачи и есть послание» надо понимать буквально: конечный посыл его творчества лежит в эпатаже, а вовсе не в песнях, которые в музыкальном отношении интерес представляют редко.

Да, сатира, безусловно, есть: он показывает, насколько ущербно медиаобщество, для чего последовательно выворачивает его «ценности» наизнанку. Так и работает его абсолютно балаганный имидж антихриста, фашиста, извращенца и пожирателя детей, со вкусом созданный одновременно и ради популярности, и ради развенчания ее культа. Мэнсон на себе отзеркаливает модель поведения «attention whore» (шлюхи, требующей внимания), ставшую базовой в мире гарантированных 15 минут славы. Ведь если нет разницы в методах ее достижения, чем же хуже прочих Мэнсон? В общем, Брайан Уорнер из музыкантов ярче других показал, что для общества телевидения важнейшим из искусств является жизнетворчество.

Только сейчас 2009 год. Во-первых, подобные игры надоели, еще когда слово «постмодернизм» можно было говорить вслух. А во-вторых, тот же Маклюэн интернета не застал, но предвидел, что с изменением средств коммуникации изменится общество. А как можно называть себя посланником Сатаны и кого-то испугать в мире, где за минуту можно найти горы расчлененных трупов и самую шокирующую порнуху. А последние пластинки Мэнсона явно свидетельствует об утрате чувства времени и кажутся хоррорами, снятыми по сценарию восьмилетнего мальчика — хоть и на современную аппаратуру, но со спецэффектами уровня тридцатых. Впрочем, на некоторых вещах последнего «The High End of Low», который будет представлен в Москве, Мэнсон звучит вполне себе серьезным и — сюрприз! — искренним исполнителем. И в ближайшем у него есть шанс не разделить участь старой польской стенки, которая уже не нужна, но еще не стала ретрухой.