188 дней и ночей
Time Out

О книге

На русский язык перевели книгу Януша Вишневского, из которой об авторе "Одиночества в Сети" можно узнать столько, сколько ни в какой другой не вычитать.

Все началось с того, что по дороге из Франкфурта-на-Майне в Париж Януш Вишневский прочел статью известной немецкой феминистки Элис Шварцер, которая в еженедельнике Die Zeit за 2003 год написала: «Мужчины, находящиеся у власти, эротичны, тогда как женщины, находящиеся у власти, неженственны».

И решил это обсудить с главным редактором журнала «Пани» Малгожатой Домагалик. С этого момента между ними понеслись электронные письма обо всем на свете: о феминистках, старости, молодости, мести, свободе воли, наслаждении, оргазме (или его отсутствии), о мудрости, глупости, желаниях, слезах, улыбках, об ученых, богачах, нищих, писателях и журналистах. О любви и ненависти. О зачатии, рождении и смерти. О губах, груди, бедрах, клиторах и пенисах. О проститутках и о политиках. Именно эпистолярий Януша Вишневского и Малгожаты Домогалик представляет собой эта книга.

Упражнения в казуистике длились 188 суток. «Килобайты текста, может быть, сами того не желая, мы израсходовали на описание самих себя…» — признался в финале Вишневский. Они успели обсудить массу вещей, которые касаются самих респондентов. Например, что критики после выхода в свет романа «Одиночество в Сети» и особенно повести «Любовница» окрестили Вишневского «знатоком женщин» и он никак не может скинуть этот ярлык. Хотя тут автор лукавит. Он сам признается, что подготовился к теме очень хорошо. Не только прочел Энгиер, Фрейда, Юнга, Фишер, Райта, Графф, Дунин и Хорни, саму Домагалик, которая известная в Польше феминистка, но также Вулф, Нин, Елинек и Плат… И даже провел целый день у гинеколога во Франкфурте, «чтобы все узнать из первых уст».

Но главный предмет спора Вишневского с Домагалик, конечно, женщина. И вот тут они никак не могут сойтись. «Мужчина полигамен, — пишет Вишневский, — умная женщина это понимает». «Почему вы решили, что умная женщина будет терпеть, пока ее благоверный ходит налево? — интересуется Домагалик. — Человеческой природе также свойственно воровать, убивать и насиловать. Это не значит, что теперь можно все это делать, отговариваясь природой».

«Женщины больше думают о макияже, чем о разговоре с мужчиной, — печалится Вишневский, но тут же себе возражает, — с другой стороны, и мужчины посвящают размышлениям о разговоре с женщиной (которую они уже заполучили) не много времени». Или есть прекрасный пассаж о грехе, когда Вишневский описывает встречу пожилой монахини и молодой проститутки, которые, сидя за столиком в кафе, пили шампанское и разговаривали. Писатель сказал, что прекрасное лицо монахини напоминало ему образы Тулуз-Лотрека. «Знаете ли вы, что некоторые из своих работ Тулуз-Лотрек покрывал спермой?» — взвивается Домагалик.

Несмотря на то что в этой абсолютно публицистической книге нет ни грамма эротики, на которую намекает обложка, ее не стоит пропускать. Во-первых, потому что интересно наблюдать, как «знаток женщин» спорит с феминисткой. Во-вторых, нигде так человек не проговаривается о себе, как в споре.

Спецпроект

Загружается, подождите ...