Москва
Москва
Петербург

Насекомое

u u u u u Мнение редакции
Французская чернуха. Произвольное искажение благоустроенной жизни, покоящейся на прочном фундаменте благополучной страны.

В коротких рассказах 35-летней француженки, собранных под обложку с элегантным портретом и зеленым жуком, происходит черт знает что.

Мать вкалывает семилетней дочке собственные испражнения, чтобы у той постоянно было заражение крови, другая мать подозревает собственного мужа в педофильском интересе к их дочери, еще одна мать, наоборот, сама набивается в подружки к дочери-подростку, не понимая, как нелепо и жалко она выглядит. Другая дочь — уже взрослая — обнаруживает, что ее муж изменяет ей с собственной матерью, а третья злится на свою мать за то, что та так долго копается, собираясь на распродажу. Подумаешь, рак в последней стадии. Это не повод остаться без новых сапожек.

Русскому читателю эти чернушные страшилки могут напомнить сборник рассказов другой хрупкой девушки — «Переходный возраст» Анны Старобинец. Но есть принципиальная разница. Московская журналистка пишет о том, какие жуткие бездны таятся под благополучной на первый взгляд жизнью ее столичных героев. Абсурдные кошмары француженки — игра ее вольной фантазии, капризное и произвольное искажение благоустроенной жизни, покоящейся на прочном фундаменте благополучной страны. Кошмар Старобинец навеян тем, что «будущее не определено», Кастийон — тем, что «делать нечего». У первой — от безысходности, у второй — скуки ради. Два мира — две чернухи.

17 июня 2009,
Насекомое
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация