Насекомое
Time Out

О книге

Французская чернуха. Произвольное искажение благоустроенной жизни, покоящейся на прочном фундаменте благополучной страны.

В коротких рассказах 35-летней француженки, собранных под обложку с элегантным портретом и зеленым жуком, происходит черт знает что.

Мать вкалывает семилетней дочке собственные испражнения, чтобы у той постоянно было заражение крови, другая мать подозревает собственного мужа в педофильском интересе к их дочери, еще одна мать, наоборот, сама набивается в подружки к дочери-подростку, не понимая, как нелепо и жалко она выглядит. Другая дочь — уже взрослая — обнаруживает, что ее муж изменяет ей с собственной матерью, а третья злится на свою мать за то, что та так долго копается, собираясь на распродажу. Подумаешь, рак в последней стадии. Это не повод остаться без новых сапожек.

Русскому читателю эти чернушные страшилки могут напомнить сборник рассказов другой хрупкой девушки — «Переходный возраст» Анны Старобинец. Но есть принципиальная разница. Московская журналистка пишет о том, какие жуткие бездны таятся под благополучной на первый взгляд жизнью ее столичных героев. Абсурдные кошмары француженки — игра ее вольной фантазии, капризное и произвольное искажение благоустроенной жизни, покоящейся на прочном фундаменте благополучной страны. Кошмар Старобинец навеян тем, что «будущее не определено», Кастийон — тем, что «делать нечего». У первой — от безысходности, у второй — скуки ради. Два мира — две чернухи.

Спецпроект

Загружается, подождите ...