Мосты и радуги

О спектакле

К пьесе немецкого драматурга и руководителя Боннского биеннале Танкреда Дорста о безработном актере, приезжающем в родной город и ждущем аудиенции у бывшего начальника, добавлены тексты Ницше, Станиславского и Михаила Чехова. На сцене - практически один актер, Саид Багов, который очень хорош в других спектаклях, но не в своем собственном. Слишком пафосно.

Ставить всерьез спектакль о смысле жизни актера - задача почти неподъемная. Нужен либо подходящий материал, либо масштаб актерской или режиссерской личности. В идеале - все вместе. Так было с петербургским спектаклем "Я, она, не я и я", где драматургом был маргинал Клим, режиссером - авангардист Алексей Янковский, а играл звезда "Ментов" и отличный театральный актер Александр Лыков.

В случае со спектаклем "Мосты и радуги" костры режиссерских амбиций прогорают дотла. По сути, единоличный автор спектакля - Саид Багов. Пьесу Танкреда Дорста об актере-неудачнике, который достоин только сострадания, он полностью переписал. Купировал ненужное, заменил смысловые пустоты текстами Ницше, Станиславского и Михаила Чехова. Получился моноспектакль, в котором все персонажи второго плана становятся не только необязательными, но и неуместными. Саид Багов ходит по темной сцене, освещенный одиноким лучом света, и говорит, коверкая голос и вскидывая руки в широких жестах. Ему внимает ассистент режиссера; сидя за столиком в зрительном зале, он лишь пару раз задает вопросы герою. Публике остается догадываться о причинах приступа логореи у героя, которого отчего-то зовут Фейербах, и недоумевать по поводу смысла всего происходящего. Актер, спору нет, предназначен для чего-то высшего и божественного. Непонятно только, почему платой за осознание этой нехитрой истины должно стать прослушивание занудного полуторачасового монолога.