Москва
Москва
Петербург
u u u u u Мнение редакции

Вечерний звон

Пьеса советского молдавского драматурга, в прошлом - диссидента Иона Друцэ о нелегких буднях Иосифа Сталина, в роли которого Сергей Юрский меняется до неузнаваемости. Искать же человеческое в образе диктатора, который, оказывается, тоже любить умеет, - дело благодарное, но сомнительное.

На полу в кабинете товарища Сталина лежит лира. Все как положено — изогнутая деревяшка, натянутые струны. В полутьме в комнату входит девушка и случайно эту лиру задевает ногой. У девушки на лице выражение, какое можно встретить у неофитов экзотических церквей, — восторженное и снисходительное одновременно. Это певица Надежда Блаженная, солистка Большого театра, которую привезли на дачу Сталина, чтобы она порадовала его своим искусством. Когда певица берет в руки лиру, из девушки вырастает столб света. Зрителям он не виден (никаких спецэффектов), но его замечает товарищ Сталин, видят и его охранники. Еще «отец народов» постоянно слышит колокольный звон, который его раздражает, но посланный к церкви грузовик с солдатами никак не может добраться до места — воины сначала заблудятся в снегах, затем перепьются в деревне. Потом Надежда Блаженная приступит к исполнению своих служебных обязанностей — начнет выводить оперные арии, а вот на «Песне о Сталине» Джамбула — собьется, не сможет.

Театр «Школа современной пьесы» предлагает нам историю про то, как за ужином встретились воплощенное Зло и воплощенная Духовность (она же Добро). То есть жанр «Вечернего звона» можно обозначить как моралитэ — играли в средние века такие аллегорические спектакли.

Придумал все это Сергей Юрский. То есть сама пьеса написана Ионом Друцэ, но Юрский переделывал, переписывал ее — вплоть до серьезной ссоры с автором. Потом взялся за постановку — пригласил на роль Надежды Блаженной Татьяну Фасюру, воспитанницу школы Галины Вишневской. И, конечно, сам сыграл товарища Сталина.

Его Коба страдает раздвоением личности: не помнит, что делал два часа назад и просит охранников набрать на телефоне номер то покойной матушки, то профессора-психиатра Бехтерева (также уже находящегося в лучшем из миров). Он, несомненно, Зло — такое старое, покряхтывающее, сухорукое, но от того не менее циничное и всевластное (проводив так и не сумевшую выдавить из себя песню Джамбула девушку, он мимоходом отдает распоряжение о ее ликвидации). Актриса изо всех сил трепещет ресницами, не в силах сыграть соразмерное ему Добро: поет она плохо, дергано и визгливо, о Боге говорит пафосно и ненатурально. Зритель остается в уверенности, что Сталин только позаботился о Большом театре, убрав из него такую певицу. Вряд ли именно такого результата хотел добиться замечательный актер и пламенный демократ Сергей Юрский.

22 сентября 2005,

Афиша

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация