Намедни. Наша эра. 1971-1980
Time Out

О книге

Вышел второй том книжного проекта Леонида Парфенова. История не как в школе.

Экран на обложке с лицом Парфенова-ведущего стал цветным взамен черно-белого, а телевизор более современным.

Вместо связанной крючком салфетки, на которой красовалась фарфоровая фигурка олененка, — плотная книжная полка и часы-будильник с римскими цифрами (ровно такой недавно обнаружила у родителей в шкафу — сломался, а выбросить жалко). Обложка второго тома «Намедни. Наша эра. 1971—1980» по сравнению с предыдущей частью, которая была посвящена 1960-м, модернизирована — время-то уже другое.

Леонид Парфенов несколько лет назад уловил тенденцию: историю можно рассказывать не как в школе: 8 сентября 1380 года произошла Куликовская битва, — а через предметы ежедневного обихода и события не только макро-, но и микроистории. А если это еще и новейшая история, то есть шанс, не углубляясь в археологические раскопки, собрать в первозданном виде настоящие, «те самые» туфли на шпильках фабрики «Парижская коммуна» и футболки-«бобочки».

Например, в 1961 году слетавшая в космос сука Стрелка родила абсолютно здоровых щенят. Одного щенка Хрущев отправит семье президента США Кеннеди. В этом же году поступает в продажу первая советская малолитражка — горбатый «Запорожец».

В интервале с 1971-го по 1980-й в полетах в космос наступила черная полоса — несколько космонавтов погибли, а на дорогах появились «Жигули». Но общий подход к изучению истории во втором томе не изменился — строительство БАМа ничуть не менее важно, чем появление на советских экранах «Высокого блондина в черном ботинке» (они на одном развороте), а «бульдозерная выставка» соседствует с переводом электросети жилых домов с 220/127 вольт на 380/220 — новый городской комфорт требует больших мощностей. Но вот в чем дело: проект «Намедни» задумывался под девизом «мы живем в эпоху ренессанса советской античности». То есть идея была в том, чтобы не только читали, разглядывали и хихикали, но сравнивали с днем сегодняшним и многозначительно поднимали брови. Однако мировой экономический кризис спутал все карты — «советская античность» схлопнулась вместе с кредитами.

Придется теперь Парфенову менять очередность томов и срочно делать книгу про мятежные 1990-е.