Ивонна, принцесса Бургундская

О спектакле

Появление в Лувре странной девушки Ивонны заставляет окружающих судорожно припоминать свои старые и новые грехи. Пьесу Витольда Гомбровича, классика польского абсурдизма, поставил Павел Сафонов - автор недавнего "Калигулы" с Владимиром Епифанцевым и мастер театральной претенциозности. Стерильное и слегка выморочное пространство его "Ивонны" похоже на старательно изготовленную витрину и лишает происходящее смысла, каким бы концептуальным, по мысли режиссера, он ни был.

Декорации нового спектакля Павла Сафонова напоминают психиатрическую клинику с евроремонтом. В его недавнем «Калигуле» кроваво-клюквенным садистским забавам римского императора предавался Владимир Епифанцев. На этот раз обстановка куда здоровее, хотя странностей в этой абсурдистской сказке хватает — Витольд Гомбрович, друг и воспреемник идей Милорада Павича, имеет репутацию чудака и мистика.

В придворный мир попадает девушка Ивонна — одним своим молчаливым присутствием она разоблачает каждого, у кого за душой есть что-то неблаговидное. Королю она напоминает жертву изнасилования, на которое в молодости его подбил камергер. Королева боится, что благодаря Ивонне вскроется, какого рода дневник августейшая особа ведет в свободное время и что за стишки сочиняет. Новый детектор лжи только поначалу забавляет окружающих — очень скоро все начинают бояться необычную гостью и видеть в ней олицетворение своего страха возмездия за прошлые грехи. Героиня в пьесе ничего не делает — только исчезает в конце, выполнив тем самым заветное желание окружающих.

Чтобы избежать банальностей, режиссер отказывается от любых интерпретаций Ивонны, отказывается называть ее совестью, истиной или красотой. «Не хотелось, говорит Сафонов, — делать ее сумасшедшей, больной, бедной девушкой из народа. Она рядом, ее можно потрогать, она слышит, чувствует, плачет, и при этом ее как бы нет. Парадоксальная ситуация: человека, который полностью свободен, общество не выносит. Мы привыкли все время доказывать друг другу, что существуем, а она может просто смотреть — и людей это будет настораживать„. Отделять Ивонну от придворного общества будет и внешний вид актрисы Анны Ходюш. “Она будет выглядеть достаточно шокирующе в плане открытости, — рассказывает режиссер. — Такая монашка в наряде проститутки».

Когда Олег Рыбкин в 1997 году ставил «Ивонну» в новосибирском «Красном факеле», художник Андрей Бартенев вообще лишил героев пола — получилась на редкость эффектная история про потерю самоидентификации. Павел Сафонов размышляет о несвободе греха, его спектакль — про упущенную возможность изменить себя. Рыбкин со своей «Ивонной» номинировался на «Золотую Маску»; даже если Сафонову удастся повторить успех новосибирцев, ему не избежать строгого судейства.

Спецпроект

Загружается, подождите ...