Москва
Москва
Петербург

Жан и Беатрис

Одинокая фантазерка Беатрис расклеила на улице объявления, в которых предлагает мужчинам "заинтересовать, взволновать и обольстить" её за большое вознаграждение.
На тридцать третьем этаже небоскреба без лифта в ожидании мужчин сидит одинокая фантазерка Беатрис. Она расклеила на улице объявления, в которых предлагает "заинтересовать, взволновать и обольстить" ее за большое вознаграждение. На объявление откликается "ловец наград" Жан, по всем признакам — настоящий мачо. И начинается игра в реальном времени: за два с половиной часа Жан не только проходит испытания Беатрис, но еще успевает обмануть ее и сбежать.

Для драматурга мораль истории банальна: "Все мужики — сволочи!" Как сказала одна из зрительниц: "Сразу понимаешь, это написала женщина". Но при ладно скроенном сюжете, находящем отклик у любительниц "застекольных" телешоу, в пьесе вызывают недоумение тексты. Когда слышишь параноидальные истории Жана про мальчика с пальцем-ножом и мальчика с мокрыми ногами, цель которых — "заинтересовать и взволновать" женщину, подозреваешь, что драматург Фрешетт не в себе. И думает, что "Дневник Бриджит Джонс" и "Осиная фабрика" — одно и то же.

Но последняя премьера "Такого театра" — отличный пример того, как два талантливых актера, сохраняя долю здоровой иронии, могут интересно сыграть даже такую полную бредятину, как "Жан и Беатрис". Жана играет Александр Баргман. Ему, конечно, надоел ярлык "последнего мачо", приклеенный после ролей в "Дон Жуане" и "Ваале". Но что поделать, если он едва ли не единственный актер в городе, умеющий смотреть на женщину цинично и одновременно нежно. Быть то секс-машиной, то чувственным любовником. Тут не только дурочка Беатрис — любая зрительница придет в любовное исступление. Но, прячась за маской "крутого мужика", Баргман не вживается в роль на все сто, а как будто смотрит на своего героя со стороны и постоянно подтрунивает над ним. Поэтому и Жан получается у него пародией на всех сериальных "мужчин мечты" одновременно.

Открытием в спектакле стала Беатрис — Анна Вартаньян, актриса из театра им. Комиссаржевской, больше известная по ролям "тургеневских" барышень. Хрупкая, в тяжелом рыжем парике-шапке с множеством косичек, в первом действии она похожа на полуребенка-полуэльфа. Как сказочное существо, умирающее от жажды (все декорации в спектакле — использованные пластиковые канистры из-под воды), Беатрис заманивает рыцарей, чтобы они напоили ее. Аллюзия понятна: ожидание любви — жажда, стоит ее утолить, как сказочное существо превращается в соблазнительную красотку. Так и Вартаньян, сняв парик, во втором действии — обольстительница, похожая на Эммануэль Беар. Но только корыстного придурка Жана ее хрупкость и чувственность пугают и заставляют бежать в прямом смысле сквозь стену. Вот и приходится актрисе под финал бросать на свою героиню взгляд, полный сочувствия: "ну что поделать, если в XXI веке настоящие мужчины стали раритетом". А зрительницам вздыхать по разрушенному актером Баргманом образу "последнего мачо".

28 февраля 2006

Афиша

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация