Константин Батынков "Другая жизнь"

О событии

Множество живописных катастроф. Множество бегло выписанных снежинок, человечков, кораблей, танков, животных, роботов.

В Ермолаевском переулке обычно устраивают ретроспективы — большинству художников требуется работать несколько лет, чтобы заполнить залы на всех четырех этажах.

Только не огромному, не многословному художнику Константину Батынкову. Его привычная норма — пять-шесть выставок в год. Десятки картин, плотно заполняющих стенды галерей и стенды на ярмарках, множество бегло выписанных снежинок, человечков, кораблей, танков, животных, роботов.

Выглядят его работы чудесной идиллией, непонятно отчего немного тревожной — пока не присмотришься и не станет ясно, что ничего хорошего с изображенными на них персонажами не происходит. Зато случается много плохого: там вертолетик падает, здесь ледокол наехал на людишек, случаются убийства и самоубийства, корабли тонут, город весь зарос елками какими-то или гвоздями завален. Плохие новости в этом пространстве — норма, никого они не пугают, даже не собирают. Черно-белые и цветные, графические и живописные, эти изображения — сплошная, бесконечно множащаяся катастрофа. Отдельные ее фрагменты, изъятые из нескольких серий, сделанных за последние 10 лет, и составляют выставку. Хотя при таком масштабе деятельности ретроспективу можно устраивать в большом Манеже, сразу на двух этажах. Возможно, тогда стало бы яснее, в чем смысл того, что делает Батынков, зачем пишет миллион первую снежинку, изображает еще одну микроскопическую катастрофу в воздухе или на земле.