+1
Time Out

О спектакле

Евгений Гришковец признался, что жить без любви, быть может, просто, но как на свете без любви прожить, он не знает.

Спектакль Евгения Гришковца под коротким названием «+1» — столь же лирическое высказывание, как и прежние монологи, сделавшие его знаменитым.

Вот только сам лирический герой заметно изменился. Тот приветливый миру «новый сентименталист», умница, неожиданно доверчиво делящийся с нами своими переживаниями, мечтами и воспоминаниями до мельчайших подробностей, убедивший нас в ценности наших же собственных «мельчайших подробностей», как-то, вы знаете, скис. Погрустнел. Изменил интонацию. В ней появилась едкость, обида, раздражение и безнадежное одиночество.

«Меня никто не знает» — первая и главная фраза человека, который чувствует себя теперь не частью человечества, а неким «плюс одним» ко всему прочему населению. Он все еще пытается всем себя объяснить, но не верит, что его поймут, а иногда боится, что поймут правильно. Его удивительная приметливость никуда не делась, но замечать он стал другое: как люди некрасиво стареют, например. Как они бывают безвкусны. Как заняты сами собой. Как трудно их любить. Даже самых близких. Да и почувствовать любовь к дому, к городу, к родине можно, разве что оказавшись на Марсе. В тамошнем далеке даже воспоминания о районной поликлинике душу греют. Но самые мучительные терзания у нового героя Гришковца вызывает то, что он перестал чувствовать, как его все любят. Он готов во льдах Арктики коченеть, лишь бы знать, что весь мир его ищет, волнуется за него и любит. А без любви какое же счастье? Он загибает пальцы, перечисляя необходимые составляющие счастья, которые у него есть: семья, дом, успех, деньги… Однако в сумме счастья не случилось. «Почему?» — вот самый важный вопрос, на который ни герой, ни автор ответа не знают. И оба стараются оправдаться: «покажите мне, кто счастлив», а на ум приходят только несчастливые примеры. И в череду пронзительных, личных, узнаваемо гришковецких историй встраиваются какие-то общеупотребимые банальности из жизни клерков и олигархов. Нашел, где счастье ловить…

Но ведь было же, было… Под конец потертый жизнью герой признается, что больше всего тоскует по себе, некогда счастливому. И мы по нему тоскуем.