Крокодильня

О спектакле

Федор Достоевский опубликовал короткую историю "Крокодил. Необычайное происшествие, или Пассаж в Пассаже" - и долгое время боролся с общим мнением, что в образе проглоченного либерала он вывел Чернышевского. В спектакле Марка Розовского одинаково смешно изображены картонный крокодил и жена несчастного либерала, проглоченного хищником.

Зря все-таки режиссер Марк Розовский предваряет свой новый спектакль длинным моралите на тему «нашей разрушительной эпохи„. Не только потому, что жанр нравоучения вызывает отвращение у всех, кто успел поучиться в советской школе. Просто сам спектакль настолько остроумный и качественный, что не нуждается в лишних предуведомлениях.

На крошечной сцене — пусто. Только пластиковые крокодиловы зубы вместо задника. Под музыку Олега Кострова, лидера питерского “Ножа для фрау Мюллер», примчится хор рассказчиков и убежит, оставив прямо перед зрителями двух почтенных господ. Иван Матвеич (Александр Масалов) собирается на вокзал — у него через три часа поезд в Карсбад. Семен Семеныч (Владимир Юматов) терпеливо слушает восторги своего сослуживца по поводу скорого отдыха. В дверь просунется кудрявая головка и белая рука в перчатке — это и есть жена отпускника (вертихвостку Елену Ивановну играет актриса Наталья Троицкая), которая требует немедленно отправиться в Пассаж — там немцы живого крокодила показывают. Женское любопытство и станет причиной несчастья: крокодил проглотит Ивана Матвеича.

У Достоевского речь шла о чиновнике-либерале, легко меняющем идеалы свободы на комфортную жизнь в крокодиловом нутре. Писателя срочно обвинили в том, что это, мол, пасквиль на сосланного тогда Чернышевского. Достоевский открещивался, как мог, но что писал он своего «Крокодила» в полемическом пылу — факт.

Вот и у Розовского анекдот становится предлогом поговорить о демократических ценностях. Мысль не новая, хотя и здравая. Впрочем, на этом мешают сосредоточиться легкий жанр представления и хорошая музыка Кострова.

Спецпроект

Загружается, подождите ...