Fuego!

О спектакле

Кармен Мота торгует фламенко - в шоу "Fuego!", которое представляет в Москве одна из пяти ее трупп, есть и бродвейские пляски, и аутентичная дробь каблуков.

Тенерифе, Пальма де Майорка, Малага, Монте-Карло и Ливан — там в концертных залах, принадлежащих чаще всего крупным казино, работают пять трупп Кармен Мота. Первая из них была создана 30 лет назад — когда знаменитая танцовщица фламенко задумалась о том, чем она будет заниматься после того, как уйдет со сцены. Бизнес оказался успешным — и в честь 50-летия своей карьеры (в которой гастроли по всему миру, в том числе и на Бродвее) Кармен Мота привозит одну из трупп в Россию. Год назад они уже были здесь с тем же самым шоу. Тогда, в апреле, "Fuego!" давали в Театре эстрады, и лишние билетики народ начинал спрашивать еще от Кремля. Сейчас будет то же самое: Мота, начинавшая танцевать в труппе легендарного байлаора Антонио (жесткие правила, ледяная дистанция со зрителем, священнодействуй или убирайся вон), а теперь тесно связанная с шоу-бизнесом, хорошо усвоила правила этой индустрии.

Она иногда делает сюжетные спектакли, но редко гастролирует с ними. Но на вывоз чаще идут не "Кармен" и "Цыганская любовь", а сюиты, собранные по ритмическому принципу — темп должен нарастать, чуть успокаиваться и выходить на кульминацию, чтобы публика начинала заводиться и вопить. "Fuego!" ("Огонь!"), поставленное вторым хореографом труппы Хоакином Марсело, ровно так и сделано: оно расчетливо доводит зал до стадионного ора.

"Огонь!" состоит из двух частей. Первая почти не помнит о гордости, сдержанности и чистоте фламенко: разноцветные прожектора шарашат по сцене и залу, танцовщицы то подметают пол юбками, то выходят в мужских костюмах. Танцовщики в майках зазывно играют мускулами и смотрят сурово и обещающе, как джентльмены с флаеров клуба "Красная шапочка". В фонограмме — все на свете, от Dire Straits до Карла Орфа. Но во второй части все это как водой смоет.

Живая музыка. Две гитары, ударные, два певца и женщины, вспомнившие о том, что в танце фламенко каждый жест значим. Отдельные, разные — никаких там бродвейских кордебалетов. Соло, в которых краткие истории любви и смерти. Мужчины, тоже не швыряющие свою сексуальность на продажу всем и каждому, но реагирующие каждый на свою женщину. Им уже не нужна громыхающая фонограмма — ритм своей жизни они создают сами и в финале вообще работают без музыки. Только дробь каблуков — изощренная и сложная, то злобная, то счастливая. Невероятное количество вариаций этой дроби — мастерство высшей пробы. Кармен Мота угождает всем: и тем, кто ищет во фламенко почти дискотечное развлечение, и тем, кто считает, что это единственное из национальных искусств Европы, еще не превратившееся в музейную реликвию. На бисах — а они запланированы — и те и другие будут кричать, топать и аплодировать рядом.