В зрачке

О спектакле

Юрий Алесин, молодой режиссер из Москвы, показал, как именно любит женщина. С химическим обоснованием, без слюней и серенад.

Молодой человек сказочным образом попадает в зрачок женщины, которую он любит. Путешествуя по мозгу любимой, герой совершает множество неожиданных открытий, встречает странных людей и узнает истинную цену своей любви.

Весело и страшновато на сцене выстраивается мир человеческого глаза с узнаваемыми анатомическими подробностями. Вспоминайте курс биологии: глазное яблоко образуют прихотливо натянутые белые с красным полотна, роль колбочек и палочек (а может, и нервов и сухожилий) исполняют красные каплевидные мешочки, свисающие с потолка, и все это слегка колышется.

«Химия — весна человечества!» — со светлой убежденностью провозглашает героиня Ольги Игониной Нюра, обладательница тех самых карих глаз, внутрь которых мы затем совершаем метафорическое путешествие. В этом лозунге — эхо революционно настроенных художников 20—30-х годов XX века, склонных искать поэзию в заведомо нелиричных вещах. «Глаза — это мозг», — шепчет в прелюдии к спектаклю одна из теней-персонажей, «вырезанная» светом прожектора на полотне.

Известный драматург Максим Курочкин, создавая эту пьесу по мотивам одноименного рассказа Сигизмунда Кржижановского, воссоздает его забавные эстетические выверты и само состояние тогдашнего языка, например, увлечение «-истами» (в глазах Нюры живет боксист, то есть боксер, кормист — официант, философ-морфинист). Воскрешенный из небытия советской цензуры писатель с восторгом юного натуралиста копается «в лицевых отделах мозга» (читай: глазах) и находит там целую концепцию бытия: «я смотрю на тебя, следовательно, ты существуешь».

Спецпроект

Загружается, подождите ...