Москва
Москва
Петербург

В стране уходящей натуры

u u u u u Мнение редакции
Автор:
На русский язык перевели два не очень свежих романа Пола Остера про кризис самоидентификации.

Американца Пола Остера в начале 2000-х взялись переводить без передышки.

Один за другим с небольшими интервалами выходили его «Стеклянный город», «Храм Луны», «Мистер Вертиго», «Тимбукту», «Книга иллюзий». Одновременно с книгами появились фильмы «Дым» и «С унынием в лице», где Остер выступил как сценарист, и «Где ты, Лулу?», который он снял как режиссер. Последним в 2004 году перевели роман «Ночь оракула», а дальше почему-то наступил перерыв на пять лет.

За это время Остер успел написать еще 4 романа: «Бруклинские прихоти» («The Brooklyn Follies», 2005), «Путешествия в скрипториуме» («Travels in the Scriptorium», 2007), «Мужчина в темном» («Man in the Dark», 2008) и «Невидимый» («Invisible», 2009), до которых пока у издателей руки не дошли. Зато они почему-то решили восполнить пробелы в старых текстах писателя и выпустили «В стране уходящей натуры» и «Левиафан».

Здесь необходимо сделать маленькое отступление. Если вы не читали Пола Остера, но имеете представление о Вуди Аллене и Филипе Роте, то поменяйте «плюс» на «минус» — и получите Остера. Там, где у Алена смешно, у Остера трагично. Там, где Рот шутит, Остер как минимум серьезен. Аллена роднит с Ротом забавная еврейская местечковость, самоирония и концентрация на собственной пипиське. Прибавьте сюда еще эдиповы комплексы, нудное брюзжание, немыслимую сексуальную агрессию и боязнь смерти. Пол Остер же лишен мизантропии. Он космополит, и на еврейство ему по большому счету плевать. Это настоящий «интеллигент в очках», которые и в Москве уже смотрятся анахорнизмом, не то что в Нью-Йорке. Его компания — Джим Джармуш, Том Уэйтс, Лори Андерсон, Уэйн Вонг, Стив Райх. Именно эти люди были пульсом Нью-Йорка 80-х. Романы Остера — это вынужденные блуждания внутри собственных разочарований и всегда путь к убеждению, что надежды больше нет. Плюс игра ума — борхесовская прививка.

«В стране уходящей натуры» выглядит развернутым либретто к пластинкам Лори Андерсон. Эсхатологические картинки Нью-Йорка плавно ложатся на известный тезис Берроуза, который Андерсон обыграла в шоу «Home of the Brave», — «Рай — там, где мы есть». Именно вокруг этого ощущения топчется главная героиня романа Анна Блюм, задавая себе вечные вопросы: «Кто я?», «Где я?» и «Зачем?», бродя по улицам в рваной одежде в поисках еды.

Несмотря на некоторую инфантильность и сюжетную незавершенность, роман смотрится свежо в связи с разразившимся международным финансовым кризисом. Кто знает, что с нами случится завтра, когда незыблемые материальные ценности, такие как недвижимость, деньги и нефть, потихоньку исчерпают свою ликвидность? «Левиафан» же, напротив, очень динамичный роман с детективным сюжетом. Один писатель описывает судьбу другого, по его мнению, гораздо более талантливого автора Бенджамина Сакса. Возможно, Сакс — очередное alter ego Остера. Ведь в каждом тихом интеллигенте живет разрушитель. «Левиафан» — это история о том, как из типичного интеллектуала получается убежденный террорист. Мне эта книжка показалась весьма слабой по сравнению с другими романами Остера. Однако два наблюдения несомненно точны. Первое: интеллигент легко бросается из стороны с сторону, примеряя различные маски, которые потом можно отодрать только с кровью. И второе: как бы Остер ни противопоставлял себя Роту и Аллену, нельзя не согласиться с ними, что слишком многое в этой жизни случается из-за женщин, скорее из-за мужской пиписьки, которая вечно тянется в нашу сторону.

26 февраля 2009,
В стране уходящей натуры
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация