Собака на сене

О спектакле

История горячей любви под южным небом по мотивам знаменитой комедии Лопе де Веги.

Знатная вдова Диана любит своего безродного секретаря Теодоро и жить без него не желает, хотя у того есть невеста, а для хозяйки такой союз — явный мезальянс. В связи с этим дама мучается ревностью вперемешку со страхом за свою честь — пока, в конце концов, все проблемы чудесным образом не разрешаются и влюбленные не воссоединяются. Комедия Лопе де Веги не раз ставилась на сцене, но куда лучше ее знают по одноименному фильму с Тереховой и Боярским в главных ролях.

Пьеса о чести и любви хороша не только сюжетом, характерами и диалогами — Лопе де Вега, как никто другой умеет играть понятиями. Не ставя их под сомнение, он парадоксально доказывает, что честь — лишь формальность, а любовь — суть.

Постановка Юрия Шлыкова, правда, не об этом. Здесь выводят на сцену молодых актеров и рассказывают зрителю занимательную историю "про любовь" под южным небом. Небо, кстати, в спектакле есть — в виде лазурного задника во всю сцену, который вначале скрыт тремя кружевными занавесами с вышитыми цветами (художник Максим Обрезков). Один за другим они поднимаются, открывая залу персонажей в разноцветных ярких одеждах, застывших каждый в своей характерной позе. Из пестрой толпы выделяется хозяйка дома Диана (Елена Ташаева) — фурия с резко вздернутыми бровями. Она меряет широкими шагами сцену, высоко вскидывая руки с растопыренными пальцами. Такая экспрессивная вдова, хотя и попроще томной, чуть странной Дианы-Тереховой, но вполне имеет право на существование. Главная же неожиданность новой "Собаки на сене" — Теодоро (Александр Лобанов). В вахтанговском спектакле он из героев перепрыгнул в ряды простаков. В одной из сцен, сев в плие на манер полунинского клоуна и разведя руками, он даже звучно хрюкнет и оглянется на уходящую Диану. "Ушла. Казалось — так горда! Смотрю, глазам своим не веря…", — провозгласит он, выпучивая в зал глаза и передразнивая жесты возлюбленной. После подобного смотреть "про любовь" становится неинтересно: для такого Теодоро даже эта Диана, мягко говоря, чересчур благородна. Да и вообще — стоит ли ему, неказистому, жениться?