Москва
Москва
Петербург

Бедная Лиза

Алла Сигалова ставит "Бедную Лизу".

Тридцать лет назад это была опера — Леонид Десятников сочинил ее еще будучи студентом Консерватории.

Младой дворянин Эраст, вынужденный по экономическим соображениям оставить соблазненную им крестьяночку и жениться на богатой пожилой вдове, пел тенором; бедная влюбленная Лиза вплоть до утопления в пруду у Симонова монастыря отвечала ему сопрано. Голоса прозвучат и сейчас — в фонограмме: сентиментальную повесть Карамзина перескажут в музыке Юлия Корпачева и Эндрю Гудвин. Но сценическое действие обойдется без слов — потому что теперь спектакль ставит хореограф Алла Сигалова, и вся история героев рассказана в танцах. Лизой будет Чулпан Хаматова, Эрастом — солист Большого театра Андрей Меркурьев. Хаматова никогда профессионально балетом не занималась — ее опыт исчерпывается уроками сцендвижения в актерской школе. Но и Сигалова в последнее время работает не с балетными профи, а со студентами Школы-студии МХАТ — и поставленная в школьном театре «Кармен» много лучше сочиненных для новосибирского оперного «Русских сезонов», последнего по времени эксперимента Сигаловой с классической труппой: четче по форме, яростнее и умнее. («Кармен» эта оказалась настолько хороша, что «детский» спектакль взяли в репертуар МХАТ). А Андрей Меркурьев прежде никогда не работал с драматическими актрисами — но, образцовый партнер в балете (с ним любят танцевать все балерины Большого — от Светланы Захаровой до самых юных дарований), без сомнения, сможет подстроиться и к Хаматовой, будет с девушкой чуток и аккуратен (что особенно важно в ситуации, когда планировавшаяся еще на прошлый октябрь премьера была перенесена в связи с травмой Хаматовой, не успевавшей восстановиться к спектаклю).

Этот дуэт людей, пришедших из совсем разных театров, обеспечит второй план «Бедной Лизы», откроет спрятанный ее месседж. Лиза влюблена в Эраста неразумно, отчаянно и искренне — так, как в наше время «драматические» люди все более влюбляются в танец. На любом танцфестивале с изумлением обнаруживаешь драматических критиков, с горящими глазами кидающихся к зрелищам порой довольно посредственным. Балет принимает любовь с чувством естественности ситуации (хм, как можно мной не восхищаться?). А потом, поматросив на фесте, возвращается в свой особняк с восемью колоннами, к вечной классике, приветственным выкрикам из лож и пожилым вдовам. Карамзин писал, что после утопления Лизы Эраст был «до конца жизни своей несчастлив». Ну, это только потому, что Николай Михайлович не был балетоманом.

Читайте также: Интервью с хореографом Аллой Сигаловой.

2 марта 2009,

Афиша

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация