Москва
Москва
Петербург
u u u u u Мнение редакции

Жизнь удалась

"Новая драма" становится старой.

Переедание плохо действует на пищеварение. А «новой драмой» мы уже наелись до отвала. В 90-х чернуха о бомжах, проститутках, геях и спившейся деревне шла на ура. Ее драйв был в нарушении всех табу: она козыряла запретным темами, заводила публику в новые обшарпанные подвальные пространства, открывала глаза на окружающую нас грязь (читай — действительность), прочищала уши матом, но главное — пыталась говорить на одном языке со зрителями. И это была именно та свобода, которая всем казалась правдой.

«Новая драма» вошла в моду. Продвинутые молодые режиссеры, актеры, чтобы заявить о себе, брались ее ставить чуть ли не за бесплатно, оформляя спектакли тряпьем и картоном. Но их премьеры становились событиями: «Пластилин» Кирилла Серебренникова по пьесе Василия Сигарева, «Shopping and Facking» Равенхилла в постановке Ольги Субботиной. Позже «Кислород» Ивана Вырыпаева, пьесы братьев Пресняковых и Дурненковых.

Сложилось целое движение «новой драмы» со своими фестивалями, лабораториями по всей России, зарубежными грантами. Казалось: сейчас прорвет — молодежная лаборатория превратится в солидный театр. И количество переросло в качество — они надоели. Дело даже не в том, что авторы пережевывают одни и те же темы. Ушел драйв. Мат со сцены стал рутиной, а не признаком свободы. А правда… Очень скоро стало очевидно, что взгляд на мир из унитаза весьма ограничен контуром «очка».

В последние сезоны и фестиваль «Новая драма» свою публику подрастерял, и премьеры новых пьес проходят как-то тихо и незаметно. Даже удачные. Вот в январе в «Театре.doc» впервые в Москве сыграли пьесу Валерия Печейкина «Соколы». Текст неплохой, диалоги смачные и точные и юмора черного хватает. Семья Соколовых не успела сбежать в Россию из Ташкента. Теперь перебиваются случайными заработками, ютятся с двумя детьми в каморке, куда еще и больную обезножевшую бабку пришлось впихнуть, все диалоги — непрестанная грызня, привычная, механичная. В результате — трагедия. Режиссер Елена Рейс остроумно придумала чернуху подать фарсово (старух, например, уморительно играют мужчины) и смешать ее с абсолютным натурализмом исполнения Татьяной Владимировой главной роли матери. Лет десять назад спектакль прозвучал бы не тише «Пластилина». А сегодня не звучит — устали…

Однако главный «прораб» движения «новая драма» с самого его зарождения — режиссер и драматург Михаил Угаров, создатель и руководитель «Театра.doc», фестивалей «Любимовка» и «Новая драма», член худсовета Центра драматургии и режиссуры —упорно продолжает возделывать ту же ниву. Cейчас он выпускает как режиссер в «Практике» премьеру «Жизнь удалась» по пьесе своего нового любимца, автора скандальных «Трусов» Павла Пряжко. И как бы ни поистрепался сам лейбл «новая драма», сходить на нее стоит. Стоит плюнуть на «партийную принадлежность» Угарова просто потому, что он, безусловно, талантлив. А талант интереснее любого движения.

Читайте также: Интервью с Михаилом Угаровым.

Афиша

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация