Москва
Москва
Петербург
u u u u u Мнение редакции

Жизнь удалась

"Новая драма" становится старой.

Переедание плохо действует на пищеварение. А «новой драмой» мы уже наелись до отвала. В 90-х чернуха о бомжах, проститутках, геях и спившейся деревне шла на ура. Ее драйв был в нарушении всех табу: она козыряла запретным темами, заводила публику в новые обшарпанные подвальные пространства, открывала глаза на окружающую нас грязь (читай — действительность), прочищала уши матом, но главное — пыталась говорить на одном языке со зрителями. И это была именно та свобода, которая всем казалась правдой.

«Новая драма» вошла в моду. Продвинутые молодые режиссеры, актеры, чтобы заявить о себе, брались ее ставить чуть ли не за бесплатно, оформляя спектакли тряпьем и картоном. Но их премьеры становились событиями: «Пластилин» Кирилла Серебренникова по пьесе Василия Сигарева, «Shopping and Facking» Равенхилла в постановке Ольги Субботиной. Позже «Кислород» Ивана Вырыпаева, пьесы братьев Пресняковых и Дурненковых.

Сложилось целое движение «новой драмы» со своими фестивалями, лабораториями по всей России, зарубежными грантами. Казалось: сейчас прорвет — молодежная лаборатория превратится в солидный театр. И количество переросло в качество — они надоели. Дело даже не в том, что авторы пережевывают одни и те же темы. Ушел драйв. Мат со сцены стал рутиной, а не признаком свободы. А правда… Очень скоро стало очевидно, что взгляд на мир из унитаза весьма ограничен контуром «очка».

В последние сезоны и фестиваль «Новая драма» свою публику подрастерял, и премьеры новых пьес проходят как-то тихо и незаметно. Даже удачные. Вот в январе в «Театре.doc» впервые в Москве сыграли пьесу Валерия Печейкина «Соколы». Текст неплохой, диалоги смачные и точные и юмора черного хватает. Семья Соколовых не успела сбежать в Россию из Ташкента. Теперь перебиваются случайными заработками, ютятся с двумя детьми в каморке, куда еще и больную обезножевшую бабку пришлось впихнуть, все диалоги — непрестанная грызня, привычная, механичная. В результате — трагедия. Режиссер Елена Рейс остроумно придумала чернуху подать фарсово (старух, например, уморительно играют мужчины) и смешать ее с абсолютным натурализмом исполнения Татьяной Владимировой главной роли матери. Лет десять назад спектакль прозвучал бы не тише «Пластилина». А сегодня не звучит — устали…

Однако главный «прораб» движения «новая драма» с самого его зарождения — режиссер и драматург Михаил Угаров, создатель и руководитель «Театра.doc», фестивалей «Любимовка» и «Новая драма», член худсовета Центра драматургии и режиссуры —упорно продолжает возделывать ту же ниву. Cейчас он выпускает как режиссер в «Практике» премьеру «Жизнь удалась» по пьесе своего нового любимца, автора скандальных «Трусов» Павла Пряжко. И как бы ни поистрепался сам лейбл «новая драма», сходить на нее стоит. Стоит плюнуть на «партийную принадлежность» Угарова просто потому, что он, безусловно, талантлив. А талант интереснее любого движения.

Читайте также: Интервью с Михаилом Угаровым.

12 февраля 2009,

Афиша

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация