Страх мыльного пузыря - Фото №0
Страх мыльного пузыря - Фото №1
Страх мыльного пузыря - Фото №2
Страх мыльного пузыря - Фото №3
Страх мыльного пузыря - Фото №4
Страх мыльного пузыря - Фото №5
Страх мыльного пузыря - Фото №6
Страх мыльного пузыря - Фото №7
Страх мыльного пузыря - Фото №8

О спектакле

Ольга Субботина поставила несколько коротких пьес, в которых артисты рассказывают о своих детских страхах и их последствиях.

С ангаром ДК им. Зуева Субботина поступила очень грамотно — усадила зрителей прямо на сцену, лицом к пустой дыре зала, а артистов заставила играть на расстоянии полуметра от первого ряда. А поскольку перед молодыми актерами (среди которых есть и трогательная парочка, Егор Бероев и Ксения Алферова) стоит задача работать в формате «новой искренности», то им, надо думать, приходится нелегко. Начинает же «Страх мыльного пузыря» и вовсе не драматический артист, а скрипач «Виртуозов Москвы» Алексей Лундин. Выйдя на пятачок сцены и хорошенько рассмотрев публику, он объясняет, что сейчас будет и зачем все собрались.

Дело в том, что Невежина, когда-то работавшая над этим проектом и не закончившая его, сделала что-то вроде психотерапевтического сеанса — только на месте клиентов здесь артисты: они рассказывают скрипачу-психотерапевту о своих детских страхах и их последствиях. Если Субботиной и артистам удалось выдержать легкий и веселящий публику жанр детского утренника (местами, впрочем, довольно щемящего), то из драматургов «вырулил» один лишь Максим Курочкин. Смешной полубред про мальчика, которому бабушка в детстве много рассказывала про «космические орбиты нашей Родины», подтвердил простую мысль — лучше всех выглядит тот, кто не относится к своим страхам слишком серьезно.