Москва
Москва
Петербург

Креативщик

u u u u u Мнение редакции
Загадочный автор, скрывшийся под невыразительным псевдонимом Анна Борисова, выпустил второй по счету роман "Креативщик" - снова о вере в Бога.

Чуть больше года назад издательство «Аттикус» выпустило в свет новый книжный проект — роман «Там», написанный кем-то под псевдонимом Анна Борисова.

С художественной точки зрения текст довольно невыразительный (автор хорошо владеет русским языком, но видно, что не писатель и никогда им не станет), зато с точки зрения темы и сюжета абсолютно свежий и прекрасный.

Речь в книге шла вот о чем. В кафе московского аэропорта террорист-смертник случайно подрывает себя, не донеся «багаж» до самолета. В результате гибнут все, кто в этот момент находился в помещении: мальчик-бармен, 40-летняя женщина со сложившейся академической карьерой и несложившейся личной жизнью, тупой мент-взяточник, глубоко верующий кинолог, его пес-боксер, сам террорист-мусульманин, его наставник и молодой француз-католик, приехавший в Москву в свадебное путешествие. И далее поэтапно описывается, что происходит с каждой из душ, после того как она отделилась от тела. Как каждая душа в зависимости от конфессии и способа веры попадает на свой собственный «тот свет». Даже пес. Оторваться от чтения невозможно.

Новый роман Анны Борисовой «Креативщик», уже выпущенный под грифом «АСТ», во многом похож на первый. Тот же принцип построения сюжета — цепь небольших историй и, в общем, та же тема — в конечном счете разговор сводится к вере в Бога и к сотворению мира. История рассказана хотя и на другой лад, но не менее увлекательно и с тем же онтологическим финалом. Утром тяжело просыпается, встает с кровати пожилой человек. Выглядывает в окно, за которым унылый пейзаж питерской окраины. Идет в ванную и с отвращением видит в зеркале обрюзгшего старика. Тем не менее тщательно бреется, выбирает костюм и выходит из квартиры. В лифте к нему подсаживается девочка-подросток, с которой они вместе на продолжительное время застревают в кабине между этажами. Поскольку у девочки клаустрофобия, старик начинает рассказывать истории, чтобы ей было менее страшно. Он представляется креативщиком, который работает на телевидении и пишет сценарии для реалити-шоу.

Когда они наконец спускаются на первый этаж и выходят из подъезда, креативщик беседует со старушкой на лавочке, с водителем-кавказцем в машине, пока едет в центр города, затем в парке с филологом и с 80-летним стариком-инвалидом, молодой женщиной, которая идет забирать ребенка из детского сада, девушкой-студенткой и снова с филологом. Причем каждому он говорит то, о чем тот больше всего хочет или боится услышать. И с каждой историей герой все больше и больше молодеет — в конечном счете домой вечером возвращается уже мальчик-подросток. И когда он вечером снова выглядывает в окно, то видит там уже не убогий двор, а сначала Биг-Бен, затем Эйфелеву башню.

Как писал Виктор Пелевин в романе «Generation П», «Творцы нам тут на х… не нужны. Криэйтором, Вава, криэйтором».

21 января 2009,
Креативщик
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация