Веселые человечки: культурные герои советского детства
Time Out

О книге

Книга вовсе не разрушает наших представлений о героях детства, а только дополняет их.

С литературными и мультяшными персонажами связаны, может быть, самые важные моменты детства каждого из нас: они радовали в качестве подаренных игрушек и являлись в температурном бреду.

Павел Пепперштейн еще в своей «Мифогенной любви каст» так поиграл с «веселыми человечками» (они у него стали монструозно-божественными сущностями), что они теперь и взрослым грезятся в кошмарах. Западных кидалтов тем же самым регулярно развлекает мультсериал «Робоцып».

«Веселые человечки» получились так: однажды ученые, собравшись в курилке после очередной научной конференции, заговорили о любимых персонажах своего детства: Гене и Чебурашке, Карлсоне, Винни-Пухе и Электронике. Из беседы очень скоро получилась книга, в которую каждый из участников того разговора написал эссе про наиболее близкого ему «веселого человечка». В пантеон детских героев, кроме ожидаемых Хрюши, Степашки и тому подобных зверушек, попали также Масяня и Володя Ульянов.

При этом книга вовсе не разрушает наших представлений о героях детства, а только дополняет. Например, яркая графика из хитруковского мультика про Винни-Пуха оказывается родом из картин Шагала, а «пассивная флагеллация» — это то, что мы испытываем, наблюдая за приключениями кота Леопольда.

Спецпроект

Загружается, подождите ...