Ставка - жизнь. Владимир Маяковский и его круг
Time Out

О книге

Книга Янгфельдта - удачный сплав научности и внятности. Поэт в водовороте литературных, житейских, политических и любовных страстей.

В хрестоматийных стихах о паспорте Маяковский снисходительно поминал «разных прочих шведов».

По иронии судьбы уроженец именно этой скандинавской страны стал блестящим исследователем жизни и творчества русского революционного поэта-футуриста. «Ставка — жизнь» — характерный образец интеллектуального бестселлера западной выделки. Для автора книги «любовный трест» поэта и четы Бриков — такая же неотъемлемая часть феномена «Маяковский», как и поэма «Облако в штанах», и комедия «Клоп», и сценарий «Закованная фильмой». Янгфельдт добавляет к фигуре Маяковского новые психологические краски. Финальные страницы книги вообще напоминают жестокий триллер с «точкой пули в конце». Шведский биограф считает, что «последние полгода жизни поэта были отмечены рядом неудач и поражений» на всех фронтах, а этого Маяковский перенести не мог.

Книга Янгфельдта — удачный сплав научности и внятности. Автор показывает поэта в водовороте литературных, житейских, политических, любовных страстей в 1910—1920-е годы. Маяковский оказался для Янгфельдта игроком, не терпевшим поражений, удваивавшим ставки и всегда бившимся до конца.

Спецпроект

Загружается, подождите ...