Пожирательница гениев
Time Out

О книге

"Я не испытываю ни малейших угрызений совести оттого, что столько прекрасных стихов потеряно..." - с такой легкость относилась Мизиа Серт к поклонениям гениев.

Мария Годебски, мадам Натансон, мадам Эдвардс, мадам Серт, Мися, как звали ее многочисленные русские друзья и Мизия — все остальные.

Она родилась в 1872 году в Санкт-Петербурге, выросла в Бельгии, осела в Париже. В ней смешались польская, бельгийская и еврейская крови, а родным языком стал французский. Красавица, дама света, подруга Коко Шанель, Сергея Дягилева и Пабло Пикассо. Ее портреты писали Ренуар, Тулуз-Лотрек, Боннар, Вюйар, Валлоттон. Ей посвятили свои сочинения Стравинский, Равель и Пуленк, она стала прообразом двух персонажей «В поисках утраченного времени» Пруста.

При этом Мизиа с необычайной легкость относилась к поклонениям гениев: «Каждый раз к Новому году Малларме присылал мне гусиную печенку, сопровождаемую четверостишием. Гусиная печенка съедена, а четверостишия исчезли…» или «Я не испытываю ни малейших угрызений совести оттого, что столько прекрасных стихов потеряно, что дюжины рисунков Тулуз-Лотрека, сделанных на меню, выброшены вместе с остатками вчерашнего обеда, что не могу найти у себя сонет Верлена, в котором он объясняет, почему я стала розой…»

Эту книгу она продиктовала уже на склоне лет (Мизиа почти ослепла), конечно, многое в ней поменяла или представила в другом свете, чтобы закрепить впечатление легкомысленной enfant terrible. Но женщине которая способна написать: «В шестнадцать лет становилось грустно, что нельзя, не вызвав смех, вообразить себя Офелией», — можно простить все.