Юбилейный вечер Маргариты Дроздовой

О событии

Были времена, когда балетмейстеры сочиняли истории о женщинах, способных поднять мужчин в атаку, а уж это Дроздова всегда умела.

Некоторое количество речей, подношения коллег из других театров (послов пришлют Большой и Мариинка) и, конечно, выступления учениц — ритуал таких вечеров практически неизменен.

Разве что чествовать Дроздову будут с особым пылом — театр чувствует амплуа, а Дроздова всегда была на сцене воительницей и героиней. Двадцать лет, что она танцевала в Музыкальном — сразу после московской школы, что окончила в 1967 году, — были временем, когда балетмейстеры этого театра сочиняли истории о женщинах, способных поднять мужчин в атаку, а уж это Дроздова всегда умела.

Нет, понятно, что классику она тоже танцевала по-московски решительно, и черный лебедь не побеждал белого лишь в результате сюжетного недоразумения. (Лебединую партию ей, кстати, вручил сам Владимир Бурмейстер, сочинивший спектакль для Музыкального.) Но легендой стала ее Жанна д’Арк — в чуть архаичном, слишком долго развертывавшем мизансцены спектакле Константина Сергеева она горела священным пламенем правой войны, и костер ей не был страшен. «Оптимистическая трагедия», кажется, была обречена на то, чтобы стать спектаклем, билеты на который всучиваются профкомом в придачу к чему-нибудь дефицитному, но прорезавшая пространство Комиссар со стальным мыском завоевывала и совершенно случайную публику. Конечно, она не всегда шла в бой, одной из лучших ее ролей стала жизнерадостная и лукавая Сванильда, но вот спроси балетомана, с какой ролью ассоциируется Дроздова, — тебе назовут роль военную.

Впрочем, конечно, еще Эсмеральду, но там тоже шла война — цыганка сражалась за свою любовь и побеждала, проигрывая жизнь. Самой же неожиданной ролью Дроздовой была Тальони в «Па де катре» — лирика знаменитой французской балерины, первой из танцовщиц, вставшей на пуанты, сияла тихим озорством. Ничего громокипящего, победного, но все же было в этой Тальони что-то, что заставляло вспомнить легенду, рассказывавшуюся о Тальони настоящей: мол, когда-то она врезала мыском ноги в живот оскорбившему ее матросу, так мужик умер — такова была сила удара. Ученицы народной артистки СССР Маргариты Дроздовой — от примы театра Татьяны Чернобровкиной до совсем юных девиц, взятых ею под свои знамена, — в вечер юбилея станцуют «Па де катр», фрагменты из «Эсмеральды» и других балетов, в которых блистала героиня вечера. Саму же Дроздову танцующей можно будет увидеть на экране — театр готовит фильм, собирающий редкие архивные материалы.

Спецпроект

Загружается, подождите ...