Жан-Мишель Жарр

О событии

60-летний отец поп-электроники Жан-Мишель Жарр приезжает отметить 30-летие своего главного детища.

Когда появилась электронная музыка?

Четкого ответа нет, среди самых логичных — 5 октября 1948 года, когда по французскому радио передали музыку композитора Пьера Шеффера, состоящую из нарезки и искажения других записей. Как и все новое, это произведение было принято в штыки. Полутора месяцами раньше родился другой француз — Жан-Мишель Жарр, который спустя двадцать с лишним лет сделал электронную музыку популярной.

В те годы искусственной музыкой баловались многие открытые люди, среди которых были и передовые академические композиторы. Проворный Жарр первым смекнул, что можно собрать на концерт и миллион зрителей, если к мелодиям приложить зрелище — например, гигантскую анимационную птичку, летящую по стене небоскреба.

Световое шоу Жарра настолько раскрутилось, что понемногу потеснило саму музыку композитора, и теперь его концерты, как у какого-нибудь ансамбля японских барабанов, — не концерты, а музыкальные перформансы. Звуковая дорожка, не столько яркая, сколько помпезная и глобальная, окружает при этом происходящее на сцене и в окрестностях. А уж сам Жарр знает, как все обставить, чтобы нельзя было оторваться от разномастных штук в его руках, которыми он подыгрывает.

Композиторский путь Жарра последователен — в начале 70-х он придумывал музыку для фона в аэропорту и к рекламе, чуть позже — записал несколько альбомов мегапопулярных синтезаторных мелодий и стал одним из отцов стиля нью-эйдж — приторно сладкого медитативного крыла электронной музыки. Музыка Жарра — это олдскульный олдскул, используемые звуки и ходы — точно тридцатилетней давности. Но именно за это Жарру и хочется верить — в 60 лет, добившись в творческом плане всего, гастролировать можно, только если по-настоящему прет от кнопок, которые ты нажал в молодости.

В 1997 году француз, как говорится, произвел в Москве фурор: на празднование 850-летия города он привез такое шоу, что 3,5 миллиона человек чуть не передавили друг друга сначала в метро, а потом на Воробьевых горах — цифра удовлетворительная для включения в книгу рекордов Гиннесса. Спустя 11 лет он сыграет концерт в поддержку переиздания своего ключевого для музыкальной истории альбома «Oxygene» (1976) — до сих пор не переплюнутую им работу, благодаря которой его фамилию и знает сейчас весь мир. Тогда Жарр показал, как звучит музыка в космосе, и другой более понятной звуковой картинки пока еще никто не составил.

Спецпроект

Загружается, подождите ...