Песня эмигранта

О событии

Фестиваль нового европейского театра открывается спектаклем о гастарбайтере, возвращения которого на родину никто не ждал.

Чешский театр «Ферма в пещере» представляет на фестивале NET спектакль «Песня эмигранта» («Sclavi»).

Тут каждое слово нуждается в объяснении и расшифровке. «Ферма в пещере» — буквальный перевод Daimuz, семейной фермы Габриэля Гарсиа Лорки. Когда семь лет назад молодой режиссер Вильям Дочоломанский создавал свой театр, начал он именно с проекта, посвященного Лорке, потому так театр и назвал. Sclavi — это на средневековой латыни и славяне, и рабы. Гастарбайтеры, короче, которыми ныне заполонена Европа, и «Песнь эмигранта» как раз и рассказывает об одном из таких искателей трудового счастья. И, наконец, NET — самое знакомое из слов: все же фестиваль «Новый европейский театр» существует в Москве уже десять лет, к нему уже почти привыкли.

NET собирает в афишу театры, существующие на грани жанров, на грани видов искусства. Предполагается, например, что «Песня эмигранта» — это, скорее, современный танец. Но ровно с тем же основанием спектакль можно отнести к фольклорной музыке. В нем звучат многоголосые песни русинов и украинцев, а в его основе — фольклорная экспедиция, предпринятая театром по деревням восточной Словакии.

Главный герой спектакля — гастарбайтер, вернувшийся на родину из Штатов и обнаруживший, что никто его возвращения не ждал. В народные песни вплетен сюжет романа Карела Чапека «Гордубал» — в нем герой понимает, что не нужен даже собственной жене: пока он отсутствовал, та приласкала батрака. Чапековская горькая ирония, видимо, близка сердцу Дочоломанского: спектакль выходит размышлением о том, что такое славяне, славянский мир вообще и где место славян в большом мире (в прачечной и в закусочной — предполагается ответ). Чехи, словаки, поляки, украинцы и сербы, работающие в театре, констатируют зазор между реальностью и славянским мифом. При этом отлично пляшут и поют.

Спецпроект

Загружается, подождите ...