Южнорусская концептуальная школа из собрания Московского архива нового искусства

О событии

Одесские панки создали оригинальную версию отвязного нью-вейва, по недоразумению названную южнорусским концептуализмом.

Компания очень молодых людей в буйных 80-х, конечно, должна была создать рок-группу. Но юные одесситы — натуральные панки, начитавшиеся Лотмана, Витгенштейна и Леви-Стросса, — почему- то решили быть художниками и оттягиваться на картинках.

В результате на закрашенном тупым бюрократическим цветом полотне видим пионера-отличника с книжкой. А начертанная старательным школьным шрифтом надпись на фоне гласит: «Скопцы — это мирные герои уюта». Чума полная: причем здесь пионер? Какие там скопцы? И какой, в конце концов, уют? Понятно, что у создателя этого исторического полотна Игоря Чацкина даже бесполезно спрашивать, что это обозначает, — пурги нагонит выше крыши. Или: на столь же дурацком и невыразительном фоне карта, разделенная на квадратики вроде фишек домино. А надпись гласит: «Сразу после завоевания Гренландия была поделена на точечные поля для плясок».

Это чистое издевательство над высоким искусством, что и признает сам Сергей Ануфриев, совместно с другим одесситом, Юрием Лейдерманом, а также с выросшим в Праге москвичом Павлом Пепперштейном, в конце 80-х создав создавший культовую группу «Медицинская герменевтика». Позже медгерменевты достигли самых крайних ределов психоделической тоски, но в середине 80-х просто и конкретно гнали. И только страсть московских концептуалистов к созданию всеобщего архива привела к тому, что эти развеселые и странные работы сохранились в коллекции Московского архива нового искусства (МАНИ). Иначе бы мы ничего о нем не узнали.

Но, если присмотреться внимательней, жизнь все же была гораздо веселей, чем искусство. Однажды, после серьезной бури, свалившей в городе множество деревьев, компания вышла на демонстрацию с лозунгом «Они нам ответят за это». И, что самое забавное, лидеру одесских нью-вейверов Леониду Войцехову в КГБ поверили, что акция была направлена не против советской власти, а против безжалостных и безответственных сил природы. Вот какое искусство нам сейчас нужно!