Гран па из балета "Пахита". Симфония до мажор. Русские сезоны

О спектакле

В этот вечер в Большом театре будет переходить из рук в руки верховная власть в балете.

Один премьерный спектакль выпускает хореограф Алексей Ратманский, другой — Юрий Бурлака.

Ратманский командовал труппой Большого пять лет — его контракт заканчивается 31 декабря. Бурлака будет ею пять лет командовать с 1 января. И нынешняя премьера — первое обозначение резкого поворота, что совершает в репертуарной политике Большой театр. Ратманский ставит «Русские сезоны» на музыку Леонида Десятникова — маленький, угловатый и обаятельный бессюжетный спектакль, два года назад впервые сотворенный им для New York City Ballet. Это именно то, что он любит и умеет делать, — сложная геометрия, тайная усмешка, игра смыслов (и в названии тоже — это ведь и поклон дягилевским «Русским сезонам», столетнюю годовщину которых весь мир будет отмечать в 2009 году, и терпеливое размышление о временах года в России).

Именно с таких ма-леньких вещей и начиналась безусловная слава Ратманского — это потом, работая в Большом, он начал стараться соответствовать масштабу театра и выпускать двухактные сюжетные постановки, что не всегда получались удачными. Теперь — ну вот уже совсем скоро — обязанности худрука Большого балета не будут ничего требовать от него,и «Русские сезоны» просто обязаны и в Большом стать такими же легкими, четкими и строго выстроенными, какими они были в Нью-Йорке (пресса там была восторженная).

Бурлака, что в Большом впервые появился в прошлом году на совместной с Ратманским постановке «Корсара», а до того двадцать лет проработал в «Русском балете» Вячеслава Гордеева — сначала танцовщиком, затем педагогом, — ставит гран-па из «Пахиты». Балет Мариуса Петипа, где были похищенные дети, благородные цыгане и великая любовь, не сохранился в истории — остался лишь последний акт, в котором все приключения закончились и просто играется свадьба. Это и есть гран-па — парад балерин; и Бурлака, хореограф-реставратор, хореограф-исследователь, дал возможность каждой балерине в Большом выбрать ту вариацию, что особенно мила ее сердцу и особо выигрышна для ее ног. И вот смотрите: прощание с репертуаром XXI века, появление названий из прошлых веков. (В этом сезоне будет еще реставрирована «Коппелия», далее «Эсмеральда», список воскрешаемых названий все растет).

Для тех, кто видит в этом движение Большого в русле государственной политики, — тишительный приз: в тот же вечер танцуют «Симфонию до мажор» Джорджа Баланчина, гениальный балет, сделанный человеком, вовремя от русской политики отъехавшим подальше.

Спецпроект

Загружается, подождите ...