Москва
Москва
Петербург

Галерея "Победа"

Эмоции великого танцовщика, случившиеся из-за великого балетмейстера. Эта выставка - выставка великого изумления. Тем и интересна.

Фотоаппарат в руках Михаила Барышникова — при всей аккуратности, дотошной грамотности снимков — все же игрушка для любителя, а не инструмент профессионала.

Профессиональные балетные фотографы ловят крохотные секунды точных поз — и тайно «дотягивают» в фотошопе недостаточно выразительные подъемы стоп. Барышникову-фотографу (в отличие от Барышникова-танцовщика, чьи изображения никогда не было нужды ретушировать) на подъемы и прочие мимолетности начхать. Его интересует вечность. Потому в качестве своей модели он выбирает Мерса Каннингема и его театр.

Мерс Каннингем — это действительно почти вечность. Мерсу Каннингему 89 лет. Он один из «отцов» танца модерн. Танец Каннингема — удивительно уравновешенный и доброжелательно закрытый — кажется, за полвека не испытал никаких влияний, зато повлиял на половину танцующего человечества. Отсутствие сюжетов. Созвучность «новой музыке» (особенно много он работал с Джоном Кейджем). Воспитанные в танцовщиках птичьи реакции — гулкая тревожность, стайность, любовь к странным наклонам головы и корпуса (чем менее человек похож на тривиального homo sapiens — тем лучше). И вот эту замкнутую стаю пытается зафиксировать в полете человек, в своих собственных танцах утверждавший прежде всего именно красоту человеческого — почти что в традициях греческой скульптуры.

Снимки размыты, движения смазаны, и на картинке более всего видна эмоция Барышникова: он понимает, что происходящее перед его камерой — замечательно, но не понимает, как это сделано. То есть эта выставка — выставка великого изумления. Тем и интересна.

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация