Рой Эйрс

О событии

Джаз, фанк и ритм-н-блюз для охотников за старым грувом.

Немного сегодня осталось артистов, способных воссоздать времена Джеймса Брауна, Слая Стоуна и Марвина Гея.

Не так давно настоящим торжеством «космического» грува в «Б1» было выступление Джорджа Клинтона и его Funkadelic/Parliament, потом клуб сотрясала черная до самых корней музыка The Roots. На выступлении Роя Эйрса вряд ли можно будет ждать такого же всенародного экстаза, но за пазухой у старика наверняка найдется несколько качающих хитов вроде «The Old One to Move to Groove» и «Everybody Loves the Sunshine».

Эйрс, конечно, стоит немного в стороне от традиции упомянутых артистов, его манера спокойнее и интеллигентнее. Он прошел путь от апологета би-бопа в 60-х до эпигона Дэвиса и Хэнкока в начале 70-х. Пускался в погоню за славой, экспериментируя с соулом и диско. Стоял у истоков эсид-джаза за Майлзом Дэвисом. А с ростом популярности хип-хопа и рэпа в начале 90-х его творческий багаж растащили на сэмплы Тупак и Ice Cube. Сейчас Рой обитает в Нью-Йорке, где периодически выступает в небольших клубах в статусе крестного отца нео-соула, участвует в записи последнего альбома не последнего рэпера на планете Talib Kweli, он желанный гость на многих мировых джазовых фестивалях. На его концертах можно ждать калейдоскопа черных музыкальных стилей и обычных для жанра мастерских соло — молодого импульсивного барабанщика и тучного, взрывного саксофониста. И, конечно, самого Эйрса — не каждый день живьем услышишь соло на вибрафоне.

Спецпроект

Загружается, подождите ...