Мухаммед Али. Американская мечта короля ринга
Time Out

О книге

Дэвид Ремник написал не историю бокса, а историю незаурядных личностей.

Дэвид Ремник — совсем не спортивный журналист. Он политолог, лауреат Пулицеровской премии (за книгу о развале Советского Союза, между прочим) и главный редактор журнала «Нью-Йоркер».

Странно было бы ожидать, что его книга об Али окажется очередной эпической поэмой, в которой автор, подобно древнегреческому рапсоду или скандинавскому скальду, будет воспевать коварные хуки и могучие джебы своего богоравного героя.

Ремник и не претендует на то, чтобы воссоздать полную спортивную и человеческую биографию Али. Строго говоря, Али его вообще не очень интересует сам по себе. Автора занимает другое: Америка первой половины 60-х. Мы порой, попав под очарование раскрученных мифов (ставших торговыми марками), представляем ее как заповедный край рок-н-ролла. Ремник рассказывает нам о том, что волновало тогда Америку на самом деле. В первую очередь — давно назревший вопрос о равноправии черных.

Луисвилльский паренек Кассиус Клей оказался идеальным олицетворением этих противоречий. Не очень грамотный, но сметливый. Устраивавший публичные истерики, оказывавшиеся в итоге точным пиар-ходом. Бесстрашно плюющий на «уважаемых людей» (то есть мафиози), традиционно контролировавших мир бокса, но готовый слушаться авторитарных (и несколько жуликоватых) лидеров «черных мусульман».

И конечно — фантастически одаренный. Два его поединка, 64-го и 65 годов, за звание чемпиона мира с мрачным громилой Сонни Листоном (которые и составляют стержень повествования) будут изучаться во всех спортивных школах, покуда вообще существует спорт. Потому что это не история бокса, это история незаурядных личностей — тех самых, которых воспевали скальды и рапсоды.