Нино Катамадзе (вокал) и Insight

О событии

Перед выходом своих новых альбомов блистательная эйсид-джазовая вокалистка дает серию концертов в Москве.

В начале апреля у блистательной эйсид-джазовой вокалистки Нино Катамадзе и ее группы Insight выходят альбомы "Black" и "White": первый - с концертными номерами, второй - с электронными переработками старых вещей и несколькими новыми. Перед сопутствующими концертами Нино невероятно певуче поговорила с Time Out Москва.

Как много концертов в месяц вы даете?
Семь-девять. Иногда бывает пять, иногда - три. Это зависит от того, что происходит в мире. У меня концертов получается ни мало и ни много. Я стараюсь делать так, чтобы их не было больше десяти. Бывает, добавляются благотворительные концерты, я всегда соглашаюсь. Но ведь хочется делать каждое выступление настоящим, энергичным, живым. Надо же что-то рассказывать со сцены. А если превращать это в цирк какой-то, в шоу - там нет настоящих эмоций. Получается обычный "чес". Я стараюсь не выбирать это направление - оно неправильное. Я стараюсь, чтобы все было настоящее и чтобы я оставалась настоящей.

С какой пластинки вы бы посоветовали свежему человеку начать знакомство со своим творчеством?
Я бы так не подходила к вопросу. Потому что музыка - это не просто тема, которую ты решил послушать под определенное настроение. Музыка - если это настоящая музыка - дает то, чего тебе в себе не хватает. И раз каждый человек - это индивидуальность, я не знаю, кому и что именно могут предложить мои диски. Дело только в том, чтобы добраться до них и послушать.

Где выходит ваш новый альбом?
Мы выпускаем его на "Мистерии Звука".

Но при этом вы активно сотрудничаете с лейблом "Вдох" и Эдуардом Шумом...
Вы знаете, "сотрудничаю" - неправильное слово. Я с Шумом не просто дружу - он мой родной человек. Один из немногих настоящих друзей в Москве, которые у меня есть, первый человек, который поддерживал нас с самого начала. Мы познакомились в 2000 году в Батуми, в моем родном городе на электронном фестивале "Субтропики". Мы стали потом созваниваться, и каждый его звонок заканчивался одним и тем же: "Как же я мечтаю организовать твой концерт здесь! Как же я хочу, чтобы ты выступила в Москве! Как же я вас жду!" И ведь у него в результате все получилось. Потому что мы - настоящие друзья.

Вы часто выступаете за границей. Где вам понравилось играть больше всего?
Везде, конечно, играть хорошо, везде по-разному. Лично мне больше всего понравилось выступать в Лондоне на BBC Live. Мы выступали как трио: две акустические гитары и вокал. Организаторы фестиваля ставят перед исполнителями задачи: например, нужно исполнить импровизацию ровно за тридцать секунд. Не за 29 или 31, а ровно за 30. На следующую тему дается полторы минуты, на третью - три. И нужно так разделить между этими частями все эмоции и смыслы, которые вкладываешь в пение, чтобы вышло законченное произведение. Чтобы за пять минут можно было спеть весь концерт. Представляете?

С трудом, но представляем. А вы следите за творчеством российских артистов, которые играют такую же музыку, как и вы?
Да, я слушаю, конечно. Мне хочется быть в курсе о чем они думают. И потом - это на Западе в такой музыке многое уже устаканилось и особо не меняется. А в России независимой электронной музыке - как более или менее массовому явлению - от силы лет двенадцать, и мне интересно слышать в ней отзвук всех событий, которые за это время произошли. Понятно, что я слушаю такую музыку в основном по клубам. Но тот же Шум ее продвигает, вокруг него есть очень хорошие музыканты, девочки-мальчики молодые... Так что настоящая музыка в России развивается, по этому поводу можно не печалиться. Если мы будем подходить к ее продвижению творчески, то скоро сможем ее услышать и по телевизору, и по радио, и вообще отовсюду.

Есть ли у вас какие-нибудь любимые грузинские рестораны, в которых вы бываете, когда приезжаете в Москву?
Я люблю "Багратиони". Очень. Там играют мои друзья. Каждый раз, когда бываю в Москве, я стараюсь туда заглянуть. Но вообще я не очень люблю ходить по ресторанам. Мне проще устроить какое-нибудь душевное развлечение дома.