Игорная проповедь

О книге

Книжка, названная романом, написана в стиле сборника баек, граничащих то со сплетней, то с гусарским анекдотом, а в общем, представляющих собой жанр глянцевых "телег". При этом написана "Проповедь" легко, занимательно, местами остроумно
Книжка, названная романом, написана в стиле сборника баек, граничащих то со сплетней, то с гусарским анекдотом, а в общем, представляющих собой жанр глянцевых "телег", то есть выдуманных историй из жизни ricos y famosos, богатых и знаменитых. Молодой главный редактор Болотовский, выступая в амплуа "инженю", прогуливается под ручку с Романом Виктюком по Невскому, посещает античные вечеринки в гей-клубе "Три обезьяны", нюхает кокаин в обществе сексуально озабоченного афроамериканца и резвится в джакузи с Жераром Депардье. И, разумеется, играет и проигрывает. Охваченный пагубной страстью к рулетке, Миша в беседе с каждым новым персонажем после положенных "Да что вы говорите!" или "Грандиозно!" мягко сворачивает разговор к игорной музе. Игроки по жизни - ювелир Ананов или миллионер Тарасов - само собой, оказываются и завсегдатаями казино. Время от времени Болотовский перемежает байки про современников побасенками из жизни исторических персон - бретера Федора Толстого, мрачного игромана Ф. М. Достоевского или жизнерадостного картежника А. С. Пушкина. Но это так, виньетки. Цели и смысла в этой книги нет никакого - разве что на все лады склоняется расхожее утверждение о том, что из всех страстей страсть к игре самая фатальная и победительная, оставляющая своих жертв без жен, квартир и штанов и побуждающая к трагикомическим безумствам. При этом написана "Проповедь" легко, занимательно, местами остроумно - шарик прыгает, фишки щелкают, шампанское авторского вымысла булькает и льется рекой. Игристое, одним словом, чтиво.