Ноль-ноль
Time Out

О событии

Ганджубасящие в Гоа дауншифтеры и не брезгующие вирусописанием программисты-одиночки - вот герои романа Евдокимова.

«Я ябнутый, а ябнутым все можно…» — пел в девяностых Псой Короленко.

За прошедшее время полуматерную строку стало можно цитировать, не смягчая, а само осознание этого факта («ябнутым все можно») из высокого постмодернизма перекочевало во вполне массовую литературу.

Это и демонстрирует нам Алексей Евдокимов — отколовшаяся «рижская» половина писательского тандема Гаррос — Евдокимов. Герои его нового, второго по счету сольного романа именно что «ябнутые»: ганджубасящие в Гоа дауншифтеры и не брезгующие вирусописанием программисты-одиночки; убегающие из скучной реальности в свои «догонялки» упертые сити-геймеры и работающий на износ нарколог; обладатель абсолютной памяти и, наконец, неуловимый гражданин мира Ивар-Иван с латвийским паспортом и множеством накопившихся к нему вопросов… Даже так называемые «нормальные люди» (кавычки эти принципиальны для Евдокимова), попадая в орбиту романа, ведут себя явно ненормально: тяжко влюбляются или вообще начинают считать себя убийцами. И сам автор — Леха, как он просит себя называть, — оказывается в этой среде совершенно своим. Вот он возвращается в Ригу и пропивает полученный в Москве аванс, а вот, безбожно пренебрегая интересами крепко сбитого детективного сюжета, делится в Барселоне со своими героями и с нами своими сокровенными мыслями об истинной и ложной свободе. Потому что «чтобы не лицемерить волей или неволей, если уж высказываешься в книжке, даже в художественной, — лучше делать это от своего собственного имени».