Москва
Москва
Петербург

Supermax

Для многих - появление и последующее процветание на мировой сцене герра Хаунстайна означало, что белый реггей бывает, и он может быть не менее настоящим, чем исконный черный.

Сначала Курт Хаунстайн был больше всего похож на недоразумение. Долговязый австриец с длинной гривой светлых волос, которому больше всего был бы к лицу наряд хард-рокера или (как последний разумный вариант) академического дирижера, с 1976 года (то есть едва ли не одним из первых) играет реггей. Сдабривая его, по мере сил, роком и электроникой и аранжируя в вопиюще европейской манере. Не каждый меломан сможет сразу переварить такое сочетание, хотя, надо признать, для своего времени оно было не только ярким культурным событием, но и хорошо продавалось: альбом 1977 года "World Of Today" стал континентальным бестселлером, а сингл "Love Machine" заделался мегахитом. Однако еще некоторое время Supermax оставался странным явлением, пока, неожиданно для многих, в 1983-м его не признали за своего ямайские музыканты и не позвали сыграть на фестивале Reggae Sunsplash. До Курта ни один белый исполнитель такого не удостаивался.

Что там было после этого события на мировой сцене, как долго еще аукались смешные песенки Supermax по дискотекам — не так уж важно. Для многих — в том числе для нашей северной страны — появление и последующее процветание на мировой сцене герра Хаунстайна означало, что белый реггей бывает, и он может быть не менее настоящим, чем исконный черный. Можно даже сделать смелое предположение, что если б не Supermax, то появление северных растаманов как класса было сильно затруднено и замедлено.
13 февраля 2006,

Ближайшие события

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация