Новая драма
Time Out

О книге

Сборник пьес драматургов, которые подбирались не только по единству эстетических принципов, а из соображений потенциальных продаж.

Казалось бы, сборник с жирной черной надписью на обложке «Новая драма» призван установиться канон, объяснить, что представляет собой это модное словосочетание и назвать ярких его представителей.

Однако получилось, что книга лишний раз продемонстрировала, что понятие «новой драмы» пока еще очень расплывчато. Драматурги, включенные издателями в сборник, подбирались не только по единству эстетических принципов, которые на Западе назвали new writing (характерные представители — Сара Кейн и Марк Равенхилл), а потом у нас окрестили «новой драмой», а из соображений потенциальных продаж.

Иван Вырыпаев, братья Дурненковы, Юрий Клавдиев, Максим Курочкин, Василий Сигарев — с их именами действительно принято ставить рядом словосочетание «новая драма», а вот Евгений Гришковец здесь явно не у дел. Ну что общего у пьесы Ивана Вырыпаева «Бытие №2» с «Городом» Евгения Гришковца?

Первая пьеса якобы написана русской женщиной по имени Антонина Великанова, которая лежит в психиатрической больнице с диагнозом шизофрения (в иркутские годы Вырыпаев писал миниатюры от имени человека, звавшегося Пантелеем Кармановым). По «легенде», через своего лечащего врача Аркадия Ильича, Великанова передала Вырыпаеву рукопись с просьбой поставить ее на сцене, а он ее слегка обработал и представил на суд публики. Спектакль по этой пьесе — попытка объяснить здоровым людям, что шизофрения на самом деле — скорее, иная реальность, в которой оказывается человек. Вторая — про кризис среднего возраста. Общее только то, что оба текста — не мелодрамы, которыми живут такие театры, как МХАТ им. Горького.