Москва. Психо
Time Out
Режиссер/Постановщик
Андрий Жолдак
Актер
Альберт Филозов

О спектакле

К программке нового творения Андрия Жолдака приложено досье, где на двух страницах убористым шрифтом перечислены фестивали, в которых его прежние спектакли принимали участие.

К программке нового творения Андрия Жолдака приложено досье, где на двух страницах убористым шрифтом перечислены фестивали, в которых его прежние спектакли принимали участие.

И, после просмотра премьеры «Школы современной пьесы», складывается впечатление, что этот список был единственной причиной приглашения режиссера в театр. Заработав славу провокатора и хулигана, Жолдак достиг положения эдакой матрешки — нравится — не нравится, а везти приходится, потому как «рашен сувенир». Правда «Москва. Психо» — матрешка весьма потрепанная. Дело не в том, что от заявленного сюжета (обычно мифологического или классического) остались рожки да ножки. И не в том, что в нем концы с концами не сходятся. И не в том, что спектакль — небрежное собрание заимствованных приемов и трюков. И не в том, что работа с актерами, кажется, ограничилась призывом «ну ты тут выйди и понаддай!» Так у Жолдака было всегда. Но прежде в его неуемной избыточности, во всеядной неразборчивости был сумасшедший, пусть и наглый, драйв, который захлестывал зал и завоевывал фанатов. Да и всегда в нескончаемой череде броских сцен-картинок попадались явно талантливые, а порой и вдохновенные. Куда все ушло? Нудный перепев мифа о Медее, обремененный ненужными подробностями быта нынешней зажравшейся братвы. Честно наддающие актеры. Героиня, превращенная в стареющую стриптизершу, некогда прозванную Лора-Зажигалка, а теперь неаппетитно трясущуюся у шеста в попытке доказать уходящему мужу, что она еще о-го-го… Живая змея и живой диджей на сцене тоже что-то не зажигают. А транслируемые на большой экран кадры из хичкоковского «Психо» только компрометируют своей отточенностью жалкую суету на сцене.

Спецпроект

Загружается, подождите ...