Старый дом

О спектакле

Давнишняя пьеса Алексея Казанцева ставится в этом сезоне уже во второй раз. Вслед за отечественными телесценаристами наш театр стал питать склонность к сюжетам, в которых частные истории разворачиваются на фоне исторических сломов. Несколько месяцев назад Светлана Врагова сделала в театре "Модернъ" спектакль по этой пьесе — эмоциональный, ностальгический и щемящий, с четко прописанными, самодостаточными образами и внятным режиссерским решением.

Художественного руководителя кемеровского театра Евгения Ланцова сочинение, видимо, взволновало не так сильно, поэтому он приземлил "Старый дом" почти до уровня сериальной истории. Некоторые приметы времени все-таки сохранены — например, в начале спектакля все идут на парад и выносят на сцену портреты генсеков. Другое дело, что для такой пьесы, как "Старый дом", это кажется совсем уж лишним — атмосфера начала 70-х у Казанцева показана и без того ярко. Чего стоит школьница, читающая запрещенные стихи, или стукач-партиец, устраивающий гражданские суды и подслушивающий под дверьми в коммуналке.

В спектакле Ланцова многое из этого потерялось за разноголосицей и неровностью актерских работ: один ударяется в буффонаду, другой — в сентиментализм, третий — в русский реалистический театр. Забитая, жалкая мать главной героини отчего-то превращается в комическую старуху, а тонкая учительница литературы — в хваткую бой-бабу. Драматизм истории советских Ромео и Джульетты теряется за суетой невнятных второстепенных персонажей. Получается подробный пересказ чужой истории об особенностях человеческого общежития в коммунальной квартире. Просто так, чтобы убить время.

Спецпроект

Загружается, подождите ...