"Анна Каренина" Щедрин

О спектакле

В спектакле все узнаваемо: Чайковский, железная кровать, акробатический любовный треугольник, сынишка героини запускает игрушечный паровозик. Все ясно и понятно. И люди к Эйфману тянутся.
Вконце февраля Театр балета Бориса Эйфмана едет в Москву. «Анна Каренина» выдвинута на «Маску» и как «лучший спектакль», и за «лучшую женскую роль„ (Мария Абашова). Ранее сочиненные „Реквием“ и „Мусагет“ составляют ей компанию. Перед гастролями все три спектакля проверят в Петербурге на прочность. Кажется, что соперников у „Карениной“ много: мариинские премьеры Форсайта и Доусона, „Болт“ Ратманского и “Сон в летнюю ночь» Ноймайера в Большом, красноярские «Ромео и Джульетта» Сергея Боброва . На самом деле соперников у «Анны Карениной» нет. Потому что председатель жюри — Владимир Васильев, а его вкус известен. Когда он возглавлял Большой, в нем не работали ни Форсайт, ни Доусон, ни Ратманский, ни Ноймайер. Зато был поставлен «Русский Гамлет» Эйфмана, где Павел I и его невеста под «Лунную сонату» обреченно тянули друг к другу руки, а сладострастная Екатерина II крутила любовь с брутальным фаворитом, используя трон не по прямому назначению. Многим, надо сказать, нравилось. Нравится и сейчас. Ведь в балетах Эйфмана все всегда ясно, кто плохой, кто хороший, кому надо сочувствовать. И когда-то эта ясность была — вы не поверите — авангардной. Балет Бориса Эйфмана возник в 1977 и назывался Новым балетом, Современным балетом, пока законное имя создателя не вытолкнуло с афиш общие слова. Изначально он проповедовал простоту идей и открытость чувств. А время было позднесоветское; и все прячут-укутывают-шифруют смысл, чтобы его сберечь. А Эйфман кидается и кричит: дважды два — четыре! И все радуются вместе с ним. Он никогда не изображал надменного небожителя. Он идет в ногу со страной, не забегая вперед. Слушал народ в 70-е Pink Floyd — вот вам балет на их музыку. Начали снова издавать Булгакова — «Мастер и Маргарита» в 1987. Заговорили о религиях и о межрелигиозных конфликтах — «Мой Иерусалим» (1998). Вкалывал Мариинский театр 15 лет над Баланчиным, привил-таки, ввел его сочинения в моду — к юбилею бывшего мариинского танцовщика Баланчивадзе Эйфман выпускает спектакль «Мусагет», обозначающий вехи биографии. Сначала, надо сказать, «Мусагет» был поставлен в New York Сity Ballet, но из репертуара исчез мгновенно. Пошли по ТВ сериалы по классической русской литературе — получите «Анну Каренину». Сама Анна (Мария Абашова) замечательна, по ней давно «Маска» плачет. В остальном все узнаваемо: Чайковский, железная кровать, акробатический любовный треугольник, сынишка героини запускает игрушечный паровозик. Все ясно и понятно. И люди к Эйфману тянутся.