Симфонический оркестр Мариинского театра

О событии

В США Восьмую симфонию Малера окрестили «Симфонией тысячи участников» — что, если подсчитать количество исполнителей, конечно же, неправда, зато точно отражает главную особенность этого произведения — ошеломительно большой исполнительский состав. Обратимся к справочнику: для Восьмой требуются 3 солирующих сопрано, 2 меццо-сопрано, 1 тенор, 1 баритон, 1 бас, 2 смешанных хора, 1 детский хор, 2 флейты-пикколо, 4 флейты, 4 гобоя, 1 английский рожок, 2 кларнета-пикколо, 2 кларнета, 1 бас-кларнет, 4 фагота, 1 контрфагот, 8 валторн, 4 трубы, 4 тромбона, 1 туба, литавры, большой барабан, тарелки, там-там, треугольник, набор колоколов, колокольчики, челеста, фортепиано, гармоника, орган, 1 мандолина, 2 арфы и струнные. В общем, одних музыкантов около 50 человек, а есть еще отдельный небольшой оркестрик за сценой. Если вы дочитали до этого места, то такой набор голосов и инструментов вас должен был поразить — что уж говорить о самой симфонии, которая по мысли Малера должна настраивать на волну вселенской гармонии и примирять народы!

В 1909 году, когда композитор окончил это произведение, светлые идеи Бетховена, призывавшего в своей Девятой симфонии «Обнимитесь, миллионы», казались, по меньшей мере, наивными — мир бодро шагал по направлению к Первой мировой войне. Однако для Малера, неисправимого идеалиста, они были по-прежнему актуальны — и он верил, что музыка обладает силой врачевать человеческие души, изгоняя из них злобу, зависть и ненависть. В Восьмой симфонии он попытался изобразить этот идеальный мир, на который снизошла Божья благодать — и чтобы воплотить многочисленных обитателей этого мира, интонирующих католический гимн «Приди, дух животворящий» и финал из второй части гетевского «Фауста», ему и понадобился столь циклопический состав музыкантов.

Стоит ли говорить, что этим Малер обеспечил своему творению весьма нелегкую судьбу — просто так, из любви к музыке, Восьмую не сыграешь. Не каждый оркестр обладает нужным количеством музыкантов и денег, чтобы пригласить три хора и восемь солистов, не говоря уже о том, что не каждый зал способен вместить всех вышеперечисленных. Даже Большой зал Консерватории при наличии 1637 посадочных мест, вынужден поступиться первыми пятью рядами партера, которые демонтировали, когда Восьмую исполнял Евгений Светланов, и которые опять будут демонтировать в ночь с 7 на 8 мая, перед тем как туда нагрянет Валерий Гергиев.

Валерий Гергиев, как Малер и Бетховен, тоже верит в могучую силу музыки — причем настолько, что рассчитывает на полный зал в 14.00 в официальный рабочий день 8 мая. Концерт будет благотворительным, то есть бесплатным — и прийти и подивиться малеровской громаде может буквально любой. С точки зрения прагматичных московских продюсеров из мира классической музыки такой проект выглядит чистым безумием — огромные деньги уходят, чтобы выручка из кассы составила 0 рублей 00 копеек. Однако именно благодаря таким безумствам делается история музыки: Малер тоже не сильно задумывался о том, какой он гонорар получит за создание своего шедевра.

Спецпроект

Загружается, подождите ...